Член избирательной комиссии из Витебска честно рассказал, как считали голоса на его участке

Андрей Гниденко: «Меня мучает совесть, что я в этом участвовал»


Я надеюсь, чистосердечное признание немного сгладит мою вину перед теми, кто голосовал за Светлану Тихановскую и кто в основной день голосования подходил к нам и просил считать честно.

Так начал свой рассказ Андрей Гниденко, сотрудник Витебского государственного технологического университета. Мужчина был членом участковой комиссии участка №45 Октябрьского района на выборах президента Республики Беларусь.

Удостоврение члена избирательной комисии

Удостоверение Андрея. Фото предоставлено респондентом

«Витебскому курьеру news» Андрей рассказал, как там проходило голосование.

Участок №45, как и участок №46 размещались в ВГТУ, а членами комиссии и наблюдателями были сотрудники этого учебного заведения.

В день выборов я пришел в вышиванке и с белым браслетом на руке. Председатель при всех попросила меня снять браслет, аргументируя, что это нужно для моей же безопасности, чтобы не возникло проблем, когда я пойду с урной по домам избирателей, чтобы меня не побили. Я настоял, некоторые члены комиссии меня поддержали, потому остался с браслетом. А на соседнем участке председатель заставил моего коллегу даже снять фитнес-браслет, потому что он был белого цвета.

Кстати, интересная деталь: на общем собрании, которое проходило накануне досрочного голосования, членам комиссии сказали считать количество людей, которые приходили с белыми браслетами. Зачем – непонятно. Но, насколько Андрей знает, это никто не делал.

На досрочном голосовании мужчина дежурил лишь в один из дней с 4 до 7 вечера. За это время на участок пришло 10 человек, а в протоколе на утро оказалось, что проголосовавших досрочно в этот день было 40. Неужели 30 человек посетили участок в дневное время? Допустим.

Согласно официальным протоколам всего за дни досрочного голосования на участке было выдано 374 бюллетеня. Это где-то 37%, потому как всего на нашем участке было 1015 бюллетеней, а в выборах приняли участие всего 982 человека. Андрей уверен, что явка на досрочном голосовании была завышена.

12.00. На выходе из Технологического университета

Технологический университет. Фото: Сергей Мартинович

Основной день голосования мужчина провел на участке, лишь трижды отлучался с урной по адресу избирателей.

На нашем участке было три урны, с которыми мы ездили по домам. Списки нам дали заранее, думаю, в них просто автоматически внесли всех пенсионеров. Тех, кто звонил сам и просил к ним прийти, было немного. Чаще, когда мы приходили на адрес, то слышали: «А зачем вы пришли, мы собирались сами на участок» или «А мы уже проголосовали». Те, кто согласился голосовать на дому, не скрывали, что в основной своей массе поддерживают Лукашенко. Бабушки говорили, что живут плохо, что хотят для внуков лучшей жизни, но ставили свою подпись за действующего президента.

Андрей рассказал, как работали члены участковой комиссии в основной день. По его словам, двое человек оформляли один журнал (один журнал – один дом). Было немало избирателей, которые приходили голосовать, но их фамилии не оказывалось в списках.

У меня в телефоне были сфотографированы списки, которые нам давали для обхода по квартирам. Так вот случалось так, что в тех списках фамилии были, а в журнале на избирательном участке – нет. Почему их убрали? Думаю, чтобы искусственно занизить явку. Таких людей со всех домов, проверив их регистрацию, мы записывали в отдельный журнал. Среди них, к примеру, был мужчина, который рассказал, что по этому адресу не живет, сдает квартиру, раньше он не голосовал, а на эти выборы решил сходить.

Андрей рассказал, что в основной день голосования на участке было все спокойно. Приходили люди с белыми браслетами, были и те, кто складывал бюллетени гармошкой или фотографировали их.

Самое интересное началось во время подсчета голосов.

Во-первых, несмотря на то, что в течение всего дня висел протокол, в котором было указано, что в досрочном голосовании приняли участие 374 человека, в итоговом протоколе оказалась цифра 370. Во-вторых, на дому проголосовали около 60 человек, а в протокол вписали число 50.

Сначала считали голоса из урны для досрочного голосования. Все бюллетени высыпали на стол, 7 членов комиссии разделились на 4 группы: три по два человека и одна женщина вела подсчет самостоятельно. Один член комиссии дежурил на телефоне. Всем выдали бумагу с именами кандидатов, куда нужно было проставить цифры.

Протокол избирательной комисии

Протокол с участка №45. Фото предоставлено респондентом

Протокол избирательной комисии

Протокол с участка №45. Фото предоставлено респондентом

Объективно, за Лукашенко было много голосов, но не 100%. Еще меня насторожил тот факт, что на 4-5 бюллетенях в моей куче, за него стояли ровные диагональные линии, сделанные одной рукой и одним стержнем. Мы вдвоем с коллегой насчитали 9 голосов за Тихановскую, но в итоге председатель озвучила, что всего за Светлану отдали 16 голосов. Неужели в остальных трех кучах было только 6 таких бюллетеней? Но так как я видел, что за Лукашенко объективно больше 300, то вопросов из-за нескольких голосов я не поднимал. В урнах, с которыми мы ездили по домам, оказалось 6 бюллетеней за Тихановскую, 39 – за Лукашенко, 5 – за остальных. Но я был уверен, что бюллетеней было больше, чем 50, то есть была небольшая накрутка на каждом этапе. Да, на досрочке и с домашним голосованием Лукашенко однозначно побеждал, но не с такими цифрами.

Затем стали считать бюллетени из урны в день основного голосования. Андрей с коллегой насчитали 95 за Тихановскую, 33 – за Лукашенко, у соседней группы из двух человек: 30 – за Лукашенко, 99  — за Тихановскую.

То есть в двух стопках из четырех у Светланы было уже 194 голоса. Я потом спросил других членов комиссии, как у них, одни ответили, что 25 за Лукашенко и 50 за Тихановскую, женщина, которая считала одна, уточнила, что у нее пропорционально – за Светлану примерно в два раза больше.

Члены комиссии передали все бумаги председателю. Она выложила перед собой на стол стопки, было видно, что бюллетеней за Тихановскую больше.

По досрочному голосованию председатель озвучила цифры, по домашнему голосованию – тоже. А про основной день промолчала. Я только видел, как она изменилась в лице, когда увидела результат – победу Тихановской. Тоже происходило и в соседней комиссии – увидеть это было несложно, ведь мы все находились в одном актовом зале.

Затем, по словам Андрея, председатели переговорили друг с другом и стали куда-то звонить, видимо, докладывали кому-то выше. Председатель так и пояснила коллегам, что им должны одобрить цифры, тогда можно все запаковывать и расходиться. Пока просила ждать.

Она сама долго перепроверяла, с калькулятором и без, несколько раз куда-то звонила, то дозванивалась, то срабатывал автоответчик. Мы все подсчитали очень быстро, но сидели и ждали.

Кстати, заранее было известно, что явка у нас на участке 75% и нужно было выйти на эту цифру. Но до этого мы «погасили» 338 неиспользованных бюллетеней, 370 проголосовали досрочно, 400 – в основной день. Это уже больше, чем бюллетеней у нас было на участке, возможно, потому что были вбросы на досрочном голосовании.

Напомним, что у нас всего 1015 избирателей. Да и явка явно превышала запланированных 75%.

До 22.00 председатели все время куда-то дозванивалась. Комисиия с соседнего участка, по словам Андрея, к 22.10 уже разошлась. Мужчина уточнил у коллеги перед уходом, какие у них результаты. Тот ответил, что они подписали пустой итоговый протокол, цифры им никто не объявил. Но в стопке, что считал он, Тихановская набрала в два раза больше голосов.

Ближе к 23.00 члены комиссии стали слышать, как пришедшие к ВГТУ люди требуют протоколы. А под дверями актового зала стояли ректор и два проректора.

Члены комиссии, которые постарше, стали волноваться, как уехать домой. Все устали от пустого ожидания, у многих семьи, хотелось домой.

Председатель показала нам свой черновик, где уже были подкорректированные цифры – 488 за Лукашенко, 156 – за Тихановскую. Как такое могло быть, если только  в двух наших стопках 194 было за Свету?

Но, видимо, даже эти цифры не хотели утверждать сверху, шел торг. Председатель жаловалась, что ее уволят, как поступить по совести.

В 23.45 нам дали на подпись протокол, где 72% голосов было за Лукашенко, 23% – за Тихановскую. Председатель сказала, что она сделала даже больше, чем могла».

По словам Андрея, члены комиссии очень устали, хотели домой, боялись потерять работу, потому подписали протокол. Мужчина также поставил свою подпись и теперь об этом жалеет.

Меня мучает совесть, что я в этом участвовал. Теперь я понимаю, как много таких фальсификаций было по всей стране. Если честно, я не знал, что мог не ставить свою подпись, что достаточно было 2/3 согласных членов комиссии. Теперь это не изменить. Как мы обсуждали с другими членами комиссий, наша совесть стоит 80 рублей.

На избирательном участке в СШ№44 Витебска Тихановская победила Лукашенко.

Как интересно проходили выборы в СШ№45 Витебска. Про бермудский треугольник, в котором пропало 1700 человек.

Подписывайтесь на нас в: Яндекс. Дзен, Google Новости, Telegram-канал, «секретный» Telegram-чат!