Что происходило в Витебске в первые дни после объявления войны в июне 1941 года

Автор:
Опубликовано:
22
Июнь
2021
Комментарии: нет комментариев
Рубрики: Авторы История


В этот день 80 лет назад началась Великая Отечественная война. Одним из символов этого дня стало выступление по радио заместителя председателя СНК СССР и наркома иностранных дел Вячеслава Михайловича Молотова.  22 июня 1941 года в 12 часов 15 минут он объявил, что в 4 часа утра без предъявления каких-либо претензий германские войска напали на СССР. Речь Вячеслава Молотова слушали и в Витебске.

Что происходило в нашем городе в первые дни после объявления войны, «Витебскому курьеру news» рассказала ведущий архивист Государственного архива Витебской области Светлана Мясоедова.

Смоленская улица и Николаевский собор. 1941 год
Смоленская улица и Николаевский собор. 1941 год. Фото со страницы Виктора Борисенкова в ФБ
Митинги, беседы и добровольцы

В первое время паники, как правило, еще не было. Одни люди плакали и крестились, другие до конца не понимали, что произошло, терялись, молча расходились по домам.

После речи Вячеслава Молотова в течение последующих нескольких дней на предприятиях, в учреждениях и организациях Витебска прошли митинги, беседы. Слово представляли тем, кто заверял партию, правительство и лично товарища Сталина о готовности «стать грудью на защиту Родины» или объявлял об удвоенном выполнении плановых заданий. Люди спрашивали о снабжении города продуктами питания и промышленными товарами, на что представители партийных органов отвечали об изобилии всего необходимого.

Лучёсская ул. (пр. Черняховского). 1941 г.
Лучёсская улица (проспект Черняховского). Фото со страницы Виктора Борисенкова в ФБ1941 г.

Митингующие интересовались, как можно попасть на фронт: куда и когда следует идти или ждать повестку дома. За два дня, 25 и 26 июня, от женщин, работавших на фабрике КИМ, поступило 69 заявлений об уходе на фронт добровольцами. Столетняя бабушка, товарищ Колоскова, выразила желание руководить санитарной командой фабрики, так как она в 1932 году окончила курсы красных сестер. Врачебная комиссия признала женщину годной работать на данном посту.

По цехам, в заводских общежитиях читали газеты, проводили беседы о том, как бороться со шпионами и десантом, вести себя в случае тревоги. Особое внимание руководство предприятий уделяло женщинам, чьи мужья ушли на фронт.

Гражданское население на Задуновской улице (Фрунзе). 1941 год
Гражданское население на Задуновской улице (Фрунзе). 1941 год. Фото со страницы Виктора Борисенкова в ФБ
Бдительность превыше всего

Ужесточился порядок входа на предприятия, повсеместно устраивали дополнительные посты усиленной охраны. Отмечалось, что «бдительность у нас сейчас должна быть как никогда, и, заметив человека подозрительного, сейчас же его задержать».

В связи с этим, люди вспоминали странные на их взгляд случаи. Так, рабочие кирпичного завода рассказывали, что накануне нападения Германии на СССР врач сообщил, что война начнется 21 или 22 июня. Слышавшие это задавались вопросом, откуда он мог это знать дату так точно? После 22 июня на трамвайной остановке тот же врач сказал, что у Германии много танков, которые немцы выстроят в коридор, а внутри коридора пойдет пехота, так и до Москвы дойдут.

22 июня охранник радиостанции заявил, что «Гитлер действительно герой, я, если бы мог, наградил бы его 10 орденами Ленина за это». А какая-то женщина, услышав новости о начале войны, перекрестилась и сказала: «Слава Богу». По таким случаям сотрудники НКВД проводили проверку.

Двинский мост и переправа горожанами реки вброд. Июль 1941 г.
Двинский мост и переправа горожанами реки вброд. Июль 1941 года. Фото со страницы Виктора Борисенкова в ФБ
Студенты и мобилизация

Двадцатые числа июня традиционно были временем сессий в учебных заведениях. И 1941 год не стал исключением. 22 июня студенты Витебского государственного педагогического института имени С. М. Кирова сдавали экзамены и радио не включали, поэтому о начале войны узнали ближе к вечеру.

Директор института А. И. Коляда вышел с больничного, и уже 23 июня многие сотрудники института, среди которых сам директор и его заместитель по науке, оставили должности в связи с мобилизацией. Но сессия продолжилась. Студенты, в том числе, сдавали немецкий язык и военное дело.

В Витебском государственном медицинском институте также шла сессия, не было студентов, которые не явились на экзамены без уважительной причины. На работу отправляли не только выпускников, но даже первокурсников.

Все жители рыли и маскировали простейшие укрытия – щели, организовывали охрану различных объектов, устраивали светомаскировку. Так, студенты педагогического института организовали группы самообороны общежития, звенья связи, охраны революционного порядка, а также санитарные, химические, пожарные, аварийно-восстановительные звенья. Ребят вооружили мелкокалиберными винтовками, выдали патроны к ним и противогазы из военного кабинета.

Выпускники ШУКС 1941 года
Выпускники Школы усовершенствования командного состава (ШУКС) военизированной стрелковой охраны Народного комиссариата путей сообщения, г. Харьков, 23 июня 1941 года. Фотография из фондов Госархива Витебской области, на ней Дмитрий Старовойтов, житель Витебска
Началась оккупация

Вскоре появились первые беженцы, люди, которые уже видели войну. Они ехали на лошадях или автомобилях, шли пешком и рассказывали, что «наши» отступают без боев. Началась эвакуация предприятий. А уже утром 11 июля войска оставили город. Далеко не все жители успели к этому времени эвакуироваться. Продолжалась оккупация почти три года – до 26 июня 1944 года.

Мост через Лучёсу (им. Шмырева). 1941 г.
Мост через Лучёсу (имени Шмырева). 1941 год. Фото со страницы Виктора Борисенкова в ФБ

«Витебский курьер news» благодарит за предоставленную информацию ведущего архивиста Государственного архива Витебской области Светлану Мясоедову.

Каким Витебск был во время войны. Смотрите редкие архивные фото.

Как во время Великой Отечественной войны пострадал Витебск и Витебская область.

Метки: , ,
Комментарии: