Что происходит с Кузнечиками из Витебска, которые уже полгода живут в посольстве Швеции

Автор:
Опубликовано:
21
Март
2021
Комментарии: нет комментариев
Рубрики: Витебск


Виталий и Владислав Кузнечики из Витебска в сентябре 2020 года перемахнули через забор посольства Швеции в Беларуси и остались там жить. Накануне мужчин, по их утверждению, избили, а за своим домом они заметили слежку. Впоследствии решение спасло их от задержания, но принесло немало головной боли шведским дипломатам. Что изменилось спустя полгода, рассказал Onliner.

Кузнечики
Виталий и Владислав Кузнечики на территории посольства. Фото: «Радыё Свабода»

Действие происходило в Беларуси. В Витебске 6 сентября проходила очередная поствыборная акция протеста. Закончилась разгоном. 29-летний Владислав в какой-то момент смог отбить своего 47-летнего отца и убежать. Следующие четыре дня мужчины скрывались у знакомых: родные сказали, что за их домом следят. В поисках самого безопасного варианта беглецы решили попросить убежище в посольстве Швеции в Минске. Так посоветовал сделать знакомый семьи — бывший сотрудник органов.

Мужчины приехали и позвонили в домофон посольства. Им ответили, что политическое убежище посольство не предоставляет. Рядом появились некие люди в штатском. Так и возникло спонтанное решение перелезть через забор.

— Мы понимали, что может быть преследование, не появлялись дома, скрывались у знакомых. Через знакомых мы узнали, что идет полная слежка за нами, за женой, за моими детьми в детском саду, идет преследование всех родственников. Мы скрывались четыре дня и вот находимся в Минске, — рассказывает Владислав Кузнечик на видео, предоставленном «Белсатом». — Мы перелезли через забор и сидим тут, на территории шведского посольства. Вот такая вот ситуация. Сейчас ОМОН полностью оцепил территорию и ждет, когда шведское посольство выдаст нас им. Надеюсь, этого не случится, потому что все понимают — нас могут потом не найти.

Озадаченным сотрудникам дипмиссии ничего не оставалось, как оставить мужчин у себя, обеспечить всем необходимым и начать переговоры с послом и представителями ООН.

В это время стало известно, что в доме Виталия прошел обыск, на отца и сына собираются завести уголовное дело за насилие в отношении сотрудника органов внутренних дел. Им угрожает до 6 лет лишения свободы.

Шведская сторона все это время была немногословна:

— Мы поддерживаем с ними диалог. Они находятся на территории посольства Швеции нелегально. Вопреки расхожему мнению территория посольства не является территорией Королевства Швеция, однако они проникли туда нелегально и до сих пор находятся там. Сейчас мы ведем с ними переговоры, чтобы разрешить ситуацию, — прокомментировала шведским журналистам министр иностранных дел Анн Линде.

Прошли долгие полгода, материалы уголовного дела передали из УВД Витебского облисполкома в Следственный комитет. Кузнечики все так же живут в ожидании на территории посольства, иногда связываются с родными, но перестали разговаривать с прессой.

— Извините, интервью пока не даем, все по-прежнему. Помощи никакой не нужно, у нас все хорошо, — коротко ответил Onliner Виталий Кузнечик.

Почему мужчинам не могут предоставить политическое убежище и какие есть варианты дальнейшего развития событий, рассказывает Екатерина Дейкало — эксперт в сфере международного права, кандидат юридических наук, доцент.

— В каких случаях человеку предоставляют статус беженца?

— Когда есть обоснованные опасения преследования по политическим убеждениям, вероисповеданию, признаку расы и в иных случаях, которые описаны в Конвенции о статусе беженцев. Человек должен подтвердить, что ему грозит реальная опасность, и при подтверждении этого получает удостоверение беженца, гарантирующее защиту государства, которое его выдало. Статус беженца строго ограничен Конвенцией. И государство обязано принять у него ходатайство и, если он соответствует критериям, предоставить такой статус.

Политическое убежище — это немного другое (и по процедуре предоставления, и по основаниям). В отличие от статуса беженца, политическое убежище предоставляется только по политическим мотивам, это суверенное право государства — предоставлять политическое убежище или нет. Общепризнанных критериев нет. Его предоставление не носит такого массового характера, как предоставление статуса беженца.

— Убежище можно получить только в самой стране или в ее посольстве на территории другого государства?

— Убежище бывает двух видов — территориальное и дипломатическое. По общему правилу, чтобы получить территориальное убежище (так же, как и статус беженца), человек должен прибыть на территорию страны, в которой он хочет получить убежище. В таком случае (часто прямо на границе) власти обязаны принять ходатайство, провести интервью, а потом поместить в специальный лагерь, пока принимается решение. Второй вид — дипломатическое убежище, которое можно попросить на территории посольства страны. Но по Венской конвенции о дипломатических отношениях разрешение на пребывание преступника или его сокрытие расцениваются как вмешательство во внутренние дела страны, поэтому общая норма это запрещает.

Исключение — страны Латинской Америки, где существует локальный обычай предоставления дипломатического убежища. Но даже по этой норме его нельзя предоставлять людям, которые преследуются за совершение уголовных преступлений. При понимании возможной политической мотивированности таких обвинений очень важна объективная юридическая оценка страны, предоставляющей убежище.

— То есть в шведском посольстве не могут дать убежище белорусам?

— Не могут, но не потому, что не хотят создать прецедент, а потому, что не имеют такого права. Для этого мужчинам нужно выехать в Швецию или любую другую страну Евросоюза. При этом Швеция как участница Европейской конвенции по правам человека не может выдать людей стране, в которой им грозят пытки или жестокое обращение. Для того чтобы обеспечить им защиту, адвокат Кузнечиков обратился в Европейский суд по правам человека. Суд отказал, сейчас подана жалоба в Комитет против пыток ООН. Это очень долгий процесс, но Комитет сказал Швеции в это время обеспечить безопасность людей, так как понимает, что происходит в Беларуси в целом.

— А если бы Кузнечики попросили убежище в посольстве латиноамериканской страны в Беларуси?

— В данном случае вопрос не только юридический, но и политический. Неизвестно, как оценили бы власти латиноамериканской страны реальную опасность Виталия и Владислава с учетом своих политических интересов и национального законодательства.

— И как долго они могут быть в посольстве?

— Сколько угодно. Пока единственный вариант покинуть Беларусь для мужчин — это вывоз на дипломатическом транспорте Швеции из страны с обязательного согласия МИД Беларуси. Но не думаю, что такое согласие они получат.

Метки: ,
Комментарии: