«Это не я придумал. Так уже было». Почему мы так живем в Витебске?


Как-то, один мой знакомый, рассказал поучительную историю.

Он случайно стал невольным свидетелем доверительной беседы одного из наших белорусских министров, который делился своими успехами на высокой должности. С гордостью он сообщил своим собеседникам, что достиг такой виртуозности на государевом посту, что за пять прошедших лет ему удалось не принять ни одного самостоятельного решения!

Аналогичный пример был и в моей жизни, когда в моём присутствии, помощник заместителя председателя облисполкома, по телефону, просил своего начальника:

«Вы скажите мне, как я должен поступить, и я «приму решение».

А вопросик-то был простой, технический.

Такой стиль руководства и чиновничьей бюрократической деятельности стал нормой потому, что все панически боятся ответственности. Каждый отдаёт себе отчет в собственной несостоятельности и отсутствии профессионализма. И мы с этим уже свыклись. Мы это с готовностью «понимаем», потому, что и сами несовершенны и не защищены.

Каждый белорус твёрдо заучил непреложную истину: «Инициатива наказуема». Поэтому надо «сидеть тихонечко», не «брать в голову» и не «портить отношения с начальством». А для этого есть универсальный метод-оправдание: «Это не я придумал!».

Как привычно и как странно постоянно и повсеместно слышать эту фразу! Для нашей страны её можно уже конституционно закрепить в качестве национального девиза.

С далеко не лёгкой руки президента, ему вторит вся «вертикаль» до самого последнего бомжа. Этой фразой, зачастую даже с гордостью, прикрывают свою некомпетентность, нерешительность, вынужденную, заведомо ошибочную и деструктивную деятельность. А чаще всего – бездеятельность.

«Это не я придумал. Так уже было. Я это только применяю, но ответственности не несу. Спрашивайте с автора. Прецедента, президента, депутатов, закона, решения, приказа, инструкции, …».

Исключение составляют только представители творческих профессий. Попробуйте сказать художнику, дизайнеру, режиссёру, что его идея не оригинальна, не нова. Много нового о себе узнаете! Так же ревностно относятся к авторству учёные и инженеры-изобретатели. Те, кто меняет законы, инструкции, уклады, меняют жизнь, меняют мир. И мне такое отношение более понятно.

Мир меняется буквально на глазах. И это очевидно даже нам – тем, кто оторван от цивилизации, от передовых технологий. Мы знакомимся с ними только в интернете или удивляемся им в телевизоре. Мир убежал от нас далеко вперёд, пока мы решаем свои насущные вопросы «от жизни». От жизни «как-нибудь» за «шкварку да чарку», убогой, зато стабильной.

А по факту, правящие нами деятели решают задачу прямо противоположную движению человечества. Их цель — не дать измениться нашему миру прошлого века, которым они научились кое-как управлять и худо-бедно выживать. Или хотя бы затормозить прогресс. Как управлять свободным развивающимся процессом, нет ни знаний, ни навыков, ни желания.

Фото Геннадия Муратова

Фото Геннадия Муратова

Я люблю свой город, свою страну, но не той любовью, которую мне навязывают:

«Люби такой, какой есть».

Эта формула удобна для тех, кто не хочет ничего делать и не способен создать ничего нового, нужного и полезного для людей. А я хочу любить город, который с каждым годом, каждым месяцем хорошеет, становится чище, удобнее, культурнее, красивее.

Поэтому мне очень интересно было бы узнать фамилии авторов, хотя бы некоторых управленческих решений, влияющих на состоянием нашего с вами города. Например:

Кто конкретно придумал строить Дворец торжественных обрядов сомнительной архитектурной ценности именно на заповедной территории Нижнего замка?

Кто придумал, что приводить город в порядок надо не круглый год, а только перед самым Славянским базаром и Дожинками? (Чтобы краска была ещё свежей.) Базары пройдут за несколько дней. Гости и «высокие лица», возможно, приедут и точно уедут. И город опять впадёт в свою вечную спячку. А как же мы – люди, горожане, тутэйшыя? Мы живём в городе  365 дней/24 часа?

Кто придумал разрешить строительство византийской церквушки прямо перед зеркальным парадным фасадом ТЦ «GREEN»? Какому архитектору-градостроителю эта идея показалась привлекательной?

Кто отвёл площадку «кожзавода» под проектирование строительства «древней «Софии» XXI века? Фамилия?

Кто придумал украсить площадь Победы архитектурным изыском — выгоревшей за 10 лет мобильной сценой? И кто придумал, что народ толпами повалит на площадь, чтобы часами любоваться на «героев труда», повешенных на «Доску почёта»? Каких «передовиков», какого «социалистического соревнования»? В чём оценивается героизм? В количестве уплаченных налогов? Или полученной прибыли? Какое состояние здоровья автора столь новаторской идеи?

Кто придумал реконструкцию женской гинекологии, разрушил её и оставил развалины в 100 метрах от центральной площади вот уже более 8 лет?

Фото Геннадия Муратова

Фото Геннадия Муратова

Фото Геннадия Муратова

Кто категорически не согласен с действующим президентом, настойчиво насаждающего в стране спорт и здоровый образ жизни? Кто наплевал на ЗОЖ и заполонил город «Табакерками»? Почему бренд киосков должен быть связан именно с табакокурением и рекламировать его?

А кто по долгу службы контролирует качество выполненных работ в городе?

Фото Геннадия Муратова

Фото Геннадия Муратова

Кто придумал службу 115, которая абсолютно ни за что не отвечает? Функция службы только как барышни-телефонистки – передать вашу заявку в ЖКХ (точка!) Ни контролировать действия служб, ни информировать нас они не намерены. Полупроводник-диод. Это, если вам хватит терпения дождаться ответа. А служба, помещение, компьютеры, барышни, начальник и зарплаты, всё есть. Я видел. Для кого? Не понял. И не звоните с мобильного! Разоритесь.

Кто придумал отделы по работе с обращениями граждан, в которых отсиживают тётеньки ровно с теми же функциями, что и служба 115?

Не так давно мне довелось протестировать эти службы. А также городское ЖКХ, горисполком и комитет госконтроля на эффективность работы. Опыт показательный!

Городские власти позаботились о нас и модернизировали систему освещения в подъезде. Обычные лампы заменили на дорогие светильники. Но лампа перегорела, создав нам серьёзную проблему. Раньше, на замену лампочки требовалась пара минут. Сразу скажу, что замена лампы потребовала 4-х месяцев активной переписки со всеми перечисленными службами. Все чиновники и чиновницы создавали видимость озабоченности более значительными делами. Перекладывали папочки, звонили по телефону, довольно возрастная дама в отделе «работы» с обращениями рисовала картинки с внучкой. Писали мне и друг другу письма и обещали, что лампочка загорится, как только появятся деньги для её приобретения и свободное время электрика. Ругали электрика по телефону. В последнем моём письме я просил их посчитать, сколько денег заработной платы будет выплачено им всем из расчёта времени, затраченного на нашу переписку. Расчёт времени приложил. И поинтересовался, сколько лампочек можно было купить за эти деньги, с учётом оплаты труда электромонтёра.

От ответа председатель горисполкома уклонился, сославшись на коммерческую тайну заработных плат сотрудников. А я так и не понял, какой это коммерцией они там в горисполкоме занимаются? Но, ему виднее. Значит есть, что утаивать.

Фото Геннадия Муратова

Фото Геннадия Муратова

Фото Геннадия Муратова

А светильники заменили на дешёвые. Куда делись дорогие и зачем их устанавливали?

Во втором тесте была применена другая тактика. Я попробовал, что будет, если не использовать бумажную переписку?

Каждое утро, под окном, с 5-30 до 7-00, взрослый бродячий пёс, прикормленный на соседней стройке, исполнял сольный концерт, демонстрируя свои голосовые возможности и приставал к прохожим. Пёс добрый, хороший, добросовестный, но официально в штат не зачислен и в профсоюзе не состоял. Он не знал, что имеет право на отдых в выходные и праздничные дни. Поэтому и нам их не предоставлял.

Служба 115 только со второй попытки, с моей подсказки, определилась, куда следует направить заявку. А дальше я почти каждый день либо посещал, либо звонил соответствующим сотрудникам и начальникам ЖКХ и терпеливо выслушивал их объяснения причин.

То не дозвониться мастеру, то нет рабочих, то нет бензина, то машина сломалась, то сотрудник заболел, то график не совпал, то собаку видели, но ловить не стали, то… Но в пятницу уже точно займутся. Крайний срок – вторник или четверг. Такая методика оказалась менее эффективной. Для решения проблемы потребовалось чуть больше 5-ти месяцев. А нам и нашим соседям по 163 подъёма ни свет, ни заря и в Рождество, и на Новый Год, и 8-го марта.

Главный вывод заключается в подтверждении того, что у чиновников, сидящих на «коммерческих» бюджетных зарплатах, в общем-то всё налажено. Они «работают», пишут друг другу письма и распоряжения, «решают вопросы», дают указания. Деятельность в их жизненном пространстве складно регламентирована. Есть только одна проблема в городе – население. И отдельные его представители, которым «больше всех надо», с которыми приходится вести беспощадную битву, отвлекаясь от основной деятельности – производства отчетов и планов мероприятий по… И победа остаётся за ними. Потому, что мы же всё «понимаем». Значит, принимаем. Мы стараемся с ними не связываться, чтобы не портить себе настроение. Как-нибудь перетерпим, пока они будут пить чай с бутербродом за наши с вами налоги. Мы же «понимаем», что они – не наша власть. А они понимают по-своему. Они считают себя дворянами, назначенными государем. И городской бюджет не для нас. Это их бюджет и для них.

Я тоже понимаю, что по сложившейся ситуации их власть дарована им их главным начальником. И она столь долговечна, сколь лояльны их отношения с другими начальниками. Их власть не вечна, но внутри системы наследуема и пока приносит значительные дивиденды, которые надо успеть освоить. Это их мир. И его они должны сохранить и удержать любой ценой.

Нам уготован другой мир – приспосабливаться к предложенной нам системе и содержать её своим трудом, своими налогами, формирующими их бюджет. Вот такое разделение труда.

Все уже привыкли к тому, что при обращении в государственные и городские органы власти, в 90% случаев мы получаем один стандартный ответ: «Денег  нет!». Так где же деньги?

Как добросовестный налогоплательщик, я хотел бы знать, куда уходят мои налоги?

Почему, при достаточном финансировании, обеспечивать врачей защитными средствами приходится волонтёрам? Почему для лечения детей необходимо собирать пожертвования? И ведь не стыдно побираться по государственным телеканалам! Где наши деньги?

Почему на покрытие долгов директорам убыточных предприятий деньги есть, а на ЖКХ и образование, медицину – нет?

Я дилетант и многого не понимаю. Я не понимаю, почему УКС горисполкома затевает сразу несколько строек, а потом оказывается, что денег на них нет? И здания «строятся» не годами или пятилетками, а десятилетиями. Где деньги? Возможно они заморожены в долгостроях?

Фото Геннадия Муратова

Фото Геннадия Муратова

В наше время любая уборщица с высшим образованием и даже дворник с неоконченным средним, на пальцах, элементарно и популярно смогут объяснить начальнику управления экономики, что это неэффективные капиталовложения. Что они «замораживают» финансовые средства и приводят не только к неоправданным дополнительным расходам, но и способствуют различным злоупотреблениям.

Фото Геннадия Муратова

Сколько денег вбухано с набережную Двины? А конца и смысла не видно.

Обыкновенное трёхэтажное здание Октябрьского РОВД строится уже 7 лет!

Гинекология разрушена и заброшена аж 8,5 лет!

Зоопарк «строится» уже 10 лет! Уже штукатурка обвалилась.

Так кто это придумал? Кто украл наши деньги? Кто перед нами ответит?

А вопросы-то риторические! Авторов нет. И это не они придумали. Так было всегда.

Все, на всех уровнях, понимают, что строительство пародии на собор св.Софии сочетается с ансамблем площади Победы, как седло с коровой. Но ответить за это некому. В городе по-прежнему нет главного архитектора. Начальник отдела архитектуры есть, а архитектора – нет.

Фото Геннадия Муратова

Архитектуру называют «музыкой, застывшей в камне». В Витебске этой музыкой может быть и скрип несмазанных дверных петель среди реквиема. И ответственность за это уродство никто не понесет. Потому, что технические регламенты не лезут на территорию культуры, вкуса, эмоционального восприятия. Они – технические. И в полном соответствии с ними, на территории города можно строить всё, что придёт в больную голову заказчика и ангажированную душонку чиновника. Это не они придумали. Это так у нас заведено.

(Субъективное мнение дилетанта подсказывает, что и заказчик (епархия БПЦ) и горсовет, и горисполком всё прекрасно понимают, но делают всё назло нам. Чтобы продемонстрировать людишкам свои безграничные властные возможности. Что с них никто не спросит.

Я только не понимаю, почему мы должны с этим соглашаться, мириться и терпеть?

Не понимаю, почему на словах люди возмущаются, критикуют, предлагают решения, но категорически отказываются объединяться в группы влияния? Неужели всего лишь боязнь «испортить отношения» или животный страх, «как бы чего не вышло», останавливает их? 

И, чтобы уклониться от ответственности, я, как достойный гражданин своей страны, должен вам признаться, уважаемые читатели: это всё не я придумал. Вы же всё понимаете!

Всё, о чём я написал, придумали и сделали (или, наоборот, не сделали) другие. Я только поделился с вами своими наблюдениями и  размышлениями о моём родном Витебске.

Стиль «Хай-Так», который стал фирменным в Витебске. А не пора ли менять обои?

Подписывайтесь на нас в: Яндекс. Дзен, Google Новости, Telegram-канал, «секретный» Telegram-чат!