Ивона Малевич рассказала в Витебске про свои мечты и планы

мадам «Черный квадрат» рассказала, как прекрасен Витебск и в чем его особый шарм


14 февраля исполнилось 100 лет со дня рождения художественного объединения УНОВИС («Утвердители нового искусства»). К юбилею Центр белорусско-еврейского культурного наследия и музей истории Витебского народного художественного училища реализовали проект #UNOVIS100 — масштабную программу мероприятий, связанных с историей первой в мире школы супрематизма. В залах центра культуры «Витебск» прошла невероятная ночь Supremшторм, с удивительными перфомансами.

12 февраля в музее Витебского Народного Художественного Училища состоялась Международная научно-практическая конференция, посвященная 100-летию УНОВИСа. Витебск посетили знаменитые эксперты в области современного изобразительного искусства и архитектуры, искусствоведы, преподаватели с мировым именем, художники, скульпторы, знатоки творчества «уновисовцев», а так же наследники Казимира Малевича и Эля Лисицкого.

Из Германии приехала внучатая племянница и наследница художника Ивона Малевич. Она является вице-президентом Центра памяти Казимира Малевича в Сколково.

Журналист sb.by Анна Наумова побеседовала с наследницей знаменитого художника.

— Госпожа Ивона, вы впервые в городе над Двиной. Как впечатления?

— В эпоху Малевича Витебск называли маленьким Парижем. Теперь понимаю почему. Город прекрасен, у него особый шарм, индивидуальность. Планы огромные: хотелось бы побывать во всех местах, где жил, творил, читал лекции Малевич. Витебский период считают самым плодотворным в его карьере. Созданный именно здесь УНОВИС, в честь которого он даже назвал свою дочку Уной, без преувеличения, «культурная революция». Символично, что я в Витебске незадолго до 23 февраля, дня рождения художника.

Для беседы (спасибо музею истории ВНХУ) выбираем знаковое место — воссозданный кабинет Малевича. Госпожа Ивона не может сдержать эмоций. На глазах слезы, как сама признается, от радости. Поудобнее устраивается в кожаном кресле в ретростиле — и вдруг замечает портрет деда на стене. Теперь уже она задает вопрос: «Как считаете, мы похожи? Многие говорят, что да».

— Внешне очень. А внутренняя схожесть присутствует?

— Родись мы в одну эпоху, несомненно, стали бы единомышленниками. Казимир — мой двоюродный дед, брат моего деда Антонио, который тоже писал картины и стихи. Позже он открыл ресторан в Польше и даже стал автором кулинарной книги. Мой отец Леонард тоже был творчески одарен. Стихи, живопись, поделки из дерева — все это было ему доступно. Папа часто вспоминал о Малевиче, но скупо: буквально был такой художник, наш родственник… Глубина гения Малевича обрушилась на меня в 16 лет. К нам в Варшаву (на малую родину Ивоны) прибыл искусствовед, изучавший его творчество. Придя к нам домой в поисках семейных историй, фотографий, картин, он, сам того не зная, открыл мне Казимира Севериновича. Именно тогда я впервые увидела снимки художника и всеми фибрами ощутила: Малевич очень важен для нашей семьи. Стала искать информацию. Сведения в польской энциклопедии уместились в пару предложений. Только 40 лет назад, после переезда в Германию, поняла: мой дед — настоящая звезда авангарда.

— Многие знают его в основном как художника, отца одной из самых дорогих в истории картин — «Черного квадрата». Вы же стремитесь показать всем нового Малевича.

— Его величину не вместить в грани «квадрата». Казимир Северинович писал стихи о жизни и искусстве, был одаренным архитектором, дизайнером. Используя геометрические абстрактные фигуры, сам разработал декорации и костюмы для футуристического спектакля-оперы «Победа над Солнцем». Его быстро окрестили одной из самых провокационных и нестандартных постановок XX столетия. Между прочим, сегодня на мне платье по эскизам Малевича — супрематизм в чистом виде. Не расстаюсь и с любимым украшением, кольцом в виде черного квадрата.

— Знаю, что вас саму называют мадам «Черный квадрат»…

— Отношусь к этому как к почетному званию, награде за вклад в искусство. Без последнего в моей жизни не обошлось бы, даже не будь я племянницей самого Малевича. У многих в нашей семье, которая всегда помнила о своих дворянских корнях, искусство в крови. Чуть не забыла: еще Малевич прекрасно пел, с удовольствием садился за фортепиано. Радует, что династия продолжается. Смотрите (Илона листает фото в своем смартфоне), это яркая работа четырехлетней Лилияны, прапраправнучки брата художника Болеслава, а это картина нашего 10-летнего Роха. Почти супремы!

— Супрематизм — основанное Малевичем направление в авангардистском искусстве, с латыни переводится как «наивысший». А что для вас зенит, главная задача?

— В первую очередь это создание фонда семьи Малевичей. Разговоры о нем идут давно, но все не так просто. Больше 10 лет назад фонд художника существовал в России, но был закрыт. Не обошлось без скандала — продажи картин-фальшивок. Поэтому в планах фонда, который должен заработать в Варшаве, не только продвигать творчество моего знаменитого предка, но и отслеживать подделки на арт-рынке. На днях коллекционер показал мне очередной почти приобретенный им «шедевр». Одного наметанного взгляда достаточно, чтобы понять: никакой это не Малевич. Его фальшивых картин сегодня так много, что хватит на отдельную выставку. С одной стороны, это коробит, с другой — не копируют только посредственностей.

— Все это ближайшие планы, а как же мечты?

— Из сокровенного — представить К.Малевича как архитектора не на бумаге, а в реальности. Мало кто в курсе, что своим гуру его считали Заха Хадид — легенда архитектурного мира, первая женщина, получившая Притцкеровскую премию; Фрэнк Гери — создатель уникального здания фонда Louis Vuitton. Два года назад я начала переговоры о том, чтобы воплотить работу «Альфа», стартовую супрематическую архитектурную модель Малевича, в жизнь, поставив такой дом, скажем, в Монако. Кроме того, было бы здорово организовать выставку, посвященную художнику, в Париже, который был его несбывшейся мечтой. Пять раз Казимир Северинович подавал документы, чтобы попасть в город на Сене. И все тщетно. Для меня важно, чтобы загаданное им сбылось, пусть и через сто лет.

Ивона Малевич сама удивительно многогранная личность. В детстве грезила карьерой оперной певицы, долго солировала в хоре и задумывалась о консерватории. Сегодня мадам «Черный квадрат» каждый день посвящает тому, чтобы сохранить память о своем гениальном предке и его идеях. Кроме того, увлекается модой, создает украшения и изготавливает фарфор. А в этом году на выставке в Москве публика впервые увидит ее собственную картину — коллаж, на который ушло пять лет. Тема — «Черный квадрат» и жизнь Казимира Малевича.

Друзья! Голосуйте вместе с нами за Виталия Бровко, самого известного человека Витебска.

Подписывайтесь на нас в: Яндекс. Дзен, Google Новости, Telegram-канал, «секретный» Telegram-чат!