Из СШ №4 Витебска уволились два учителя. На их решение повлияла ситуация и реакция коллег

«Как можно делать вид, что ничего не происходит?»


Татьяна Трощинская-Степушина, учитель русского языка и литературы, проработала в витебской средней школе №4 16 лет. Ее коллега Елена Андробайло, учитель английского языка, посвятила этой школе 9 лет своей жизни. А 31 августа педагоги уволились по соглашению сторон.

Они рассказали корреспонденту «Витебского курьера news», почему так поступили и жалеют ли о принятом решении.

Школа №4 г. Витебска

Школа №4 г. Витебска. Фото с сайта учебного заведения

Это решение далось мне очень тяжело, – прокомментировала Елена Андробайло, учитель английского языка. – Я люблю свою работу, у меня отличные взаимоотношения с детьми и их родителями. В прошлом году я неоднократно принимала участие в областных семинарах учителей, была внештатным лектором в институте развития образования, участвовала в конкурсе «Учитель года». В этом году планировала проходить аттестацию на высшую квалификационную категорию учителя. Но случились выборы…

Елена была членом избирательной комиссии. По ее словам, у нее до этого уже был подобный опыт. Но с массовыми фальсификациями она впервые столкнулась в прошлый раз, на выборах местного уровня. Тогда им предлагали подписать пустой протокол. Педагог подумала, что это для того, чтобы членам комиссии не сидеть долго, чтобы могли уйти домой пораньше.

Да, я в это верила. Тогда мне, как и другим, было тоже удобно и привычно думать, что так и надо, что у нас все честно, – отметила Елена. – Не сразу я поняла и то, почему в тот раз нам сказали составить список избирателей старше 60 лет якобы для надомного голосования. Оказывается, была очень низкая явка, нужно было как-то исправить ситуацию. А когда список был готов, нам объявили, что все отменяется, по домам мы не пойдем. Это сегодня я понимаю, что все эти люди «проголосовали» потом на участке. Но все это – цветочки по сравнению с тем, как проходили президентские выборы в этом году.

Бывший учитель СШ4 со своими учениками

Елена со своими учениками 1 сентября 2020 года. Фото из личного архива респондента

В средней школе № 4 размешались два участка – № 33 и № 34. Уже в первый день досрочного голосования Елена поняла, что происходит что-то не то: по ее подсчетам, отдать свой голос пришли 26 человек, а бюллетеней в урне к концу дня оказалось в разы больше. И так происходило ежедневно. А 9 августа утром всех членов комиссии собрала директор, которая была председателем комиссии на одном участке, сказала отключить мобильные телефоны и положить их в шкаф в ее кабинете.

Еще директор уточнила, что если вы не сможете считать голоса как надо, то можете уходить. Я посмотрела на своих коллег. Все промолчали. Тогда я встала и ушла, – вспомнила женщина.

На следующий день директор сказала Елене снять белую ленту с запястья, уточнив, что школа – не место для выражения своей политической позиции, за ее забором – пожалуйста. К концу августа у учителя резко уменьшилась и нагрузка: забрали обещанные третьи классы, где она должна была вести английский язык в этом учебном году.

Через несколько дней в общем учительском чате одна из коллег Татьяны и Елены разместила ссылку на петицию «Учителя против насилия». Все промолчали. Татьяна не выдержала и написала:

У нас на улицах бьют и калечат людей, а мы молчим. Потому что нам не то что выйти, слово сказать стра-а-шно. Позор всем нам!

В ответ на это директор тут же удалила из чата Татьяну и учителя, разместившего ссылку, пояснив это тем, что группа создана не для этого.

Тогда решила ответить Елена. Девушка прокомментировала, что если учитель не против насилия, значит, он – за:

Классный руководитель должен два раза в год заполнять бумаги на детей, в том числе и оценивать уровень их воспитанности. Там есть такие категории, как честность и доброта. Вот я и спросила у коллег, как мы можем оценивать, если мы сами не такие? Сейчас не та ситуация, чтобы молчать. Нам не должно быть страшно и стыдно в своей стране признаваться, что мы против насилия.

И Елена, и Татьяна отметили, что на их решение уйти из школы повлияла и реакция коллег. Одни демонстративно делали вид, что ничего не происходит, другие грустно вздыхали и перешептывались по углам.

Татьяна Трощинская-Степушина

Татьяна Трощинская-Степушина. Фото из личного архива респондента

Я посмотрела на своих коллег другими глазами, – рассказала Татьяна. – Они так и говорили, что различают работу и жизнь, что если им дали приказ, то они должны были его выполнить. Но ведь это ужасно!

 

Как можно делать вид, что ничего не происходит? Даже на педсовете накануне учебного года тема политики не обсуждалась. Директор лишь отметила, что мы – молодцы и пожелала всем творческих успехов. И это сказал человек, который возглавлял участковую комиссию на выборах!

Елена вспомнила, что разговаривала с некоторыми коллегами о происходящем в стране. Те пытались ее убедить, что фотографии избитых людей после акций протеста – фейки, что видеоролики – постановочные, а статьи – заказные. Одна учительница уверенно заявляла, что на всех них вообще один и тот же человек, просто в разных ракурсах и на разных фонах! Подобные мысли высказывали не только педагоги пред- и пенсионного возраста, но и молодежь.

А на методическом объединении нам, классным руководителям, сообщили, что министерство образования придумало новую работу – организовать «Школу активного гражданина» для родителей, – рассказала Елена. – То есть взрослым, думающим, анализирующим происходящее и все понимающим людям нужно будет рассказывать о правильной идеологии государства. Как они себе это представляют?

На увольнение педагогов коллеги Татьяны и Елены отреагировали в основном сдержанно. Татьяна рассказала, что к ней подошла лишь одна учительница, которая придерживается таких же взглядов, но у нее есть свои мотивы остаться в школе. Елену же, как более младшую, уговаривали не уходить, добавляя при этом, что она просто ничего не понимает. Но были те, кто поддерживал, говорил, что она – молодец, но шепотом, чтобы никто не услышал.

Я всегда держалась в школе особняком, и, если честно, давно хотела уйти, – призналась Татьяна. – За эти годы я успела поработать и учителем-предметником, и методистом в РОО, стала кандидатом наук.

 

О своем решении не жалею, знаю одно – в государственную школу не вернусь ни за что, да и я ей не нужна. У нас разные пути. Но прощаться с некоторыми учениками было очень больно.

 

Что касается Лены, то она – настоящий герой, прирожденный учитель, педагог по призванию. Я уверена, что в ее лице педагогика потеряла многое. Сама видела, как плакали дети, горевали родители, на ней самой который день нет лица. Человек переживает настоящее горе. Надеюсь, что она устроится в частную школу и все у нее будет хорошо.

Елена согласна с коллегой, что в государственной школе трудиться стало просто невозможно.

Я понимаю, что спокойно работать мне бы не дали. Был вариант уйти в другую школу, но там было бы то же самое. В современной государственной школе я себя больше не вижу, а с детьми мы продолжим общение, но в другом формате. Очень важно, что меня поддерживают друзья, знакомые и даже случайные люди. Очень жаль, что меня не поняла мама, – подытожила Лена.

Наша редакция искренне надеется, что у бывших учителей СШ № 4 все сложится. Завтра мы продолжим эту тему и опубликуем открытое письмо Татьяны и Елены ко всем неравнодушным белорусам. А пока хотим напомнить, что педагоги сейчас ищут работу или подработку. Если у вас есть возможность помочь им с трудоустройством, то контакты бывших учителей есть у нас в редакции.

Член избирательной комиссии из Витебска честно рассказал, как считали голоса на его участке.

На избирательном участке в СШ№44 Витебска Тихановская победила Лукашенко.

 

Подписывайтесь на нас в: Яндекс. Дзен, Google Новости, Telegram-канал, «секретный» Telegram-чат!