Как судили за участие в «цепочке» в Тарном, рассказала одна из фигуранток «дела 13-ти»


В последнюю субботу января в Витебске проходил беспрецедентный судебный процесс. Судья Вероника Борисова рассматривала дело сразу 13 человек, которых обвиняли по уже известной многим статье – 23.34 (участие в несанкционированном уличном мероприятии). Всех задержали в Тарном вечером 27 января за участие в «цепочке».

Напомним, что процесс длился до полуночи. По итогу – четыре женщины получили штрафы (от 30 до 50 базовых), остальные – по 15 суток ареста.

«Витебский курьер news» поговорил с Ниной Скрипец, которая была одной из фигуранток «дела 13-ти». Нина находится на свободе, но должна пополнить бюджет государства на 50 базовых. Женщине 38 лет, она замужем и у нее двое деток.

Нина Скрипец

Нина Скрипец

В деле говорилось, что всех людей задержали вместе в 21.40, но это не так. Я, к примеру, шла одна по улице, когда рядом остановилась машина. Мужчины сказали, что они из уголовного розыска, но не назвали ни свои фамилии, ни должности. Попросили предъявить документы, я показала паспорт. Они предложили сесть в машину и сказали, что отвезут к «друзьям».

По версии сотрудников Первомайского РОВД, люди кричали лозунги, размахивали флагами, при этом никто не проводил видео-, фотосъемку: ни обвиняемые, ни сотрудники милиции. Лишь у одной из женщин в рюкзаке были найдены БЧБ-флаги.

Нас всех привезли в Первомайский РОВД, посадили в зале офицерского собрания. У мужчин описали имущество, арестовали телефоны и деньги «под залог будущего штрафа». Женщин обыскивала сотрудница.

 

Всех вызывали на составление протокола по одному. Я не согласилась с протоколом, потому как меня задержали в другом месте и в другое время. Лишь одна из женщин созналась в участии и организации несанкционированного мероприятия. Но на суде она отказалась от протокола, сказала, что подписала не глядя.

 

Еще мне Лера запомнилась. Девушка сама подошла с другом к милицейским машинам, узнать, что случилось, а их задержали. Она очень переживала из-за учебы, говорила, что голосовала за Лукашенко, и до конца не верила, что ее будут судить по 23.34.

 

Из женщин меня первую перевели в «бокс» в 5 утра, потом остальных. Там две лавки всего, а было нас пятеро. Пытались поспать сидя, полулежа… Утром опять водили на допросы. В туалет выводили, но не кормили. Хотя родные и друзья передали передачки, нам их никто не отдал.  Повезло, что одна из обвиняемых Светлана знала, что ей муж еще ночью передал вафельки, думал, что через 3 часа отпустят…  Этим мы и пообедали. Днем нас опять водили на допросы.

 

Продержали нас в РОВД часов до шести вечера. Затем первую партию людей повезли в ИВС. Ужин к тому времени уже прошел, но нам отдали передачки с РОВД. Этим и перекусили. В ИВС нам повезло со сменой. Сразу выдали матрасы. На нас не кричали, нам не грубили. Еле дождались отбоя в 10 вечера, после бессонной ночи и нервного дня все просто вырубились. Еда, конечно, там отвратительная, от завтрака отказались вообще, супчик в обед покушали. Еще запомнились половина кружки невкусного чая со странным привкусом и вода из-под крана… Это ужас.

У задержанных с собой были бумаги с указанием времени, у кого во сколько в пятницу состоится суд. Но лишь вечером в пятницу людям объявили, что в субботу в 6 утра они должны быть готовы с вещами.

Забрали нас из камер в 8:00, еще до завтрака. И где-то в 9.30 уже привезли в Первомайское РОВД. Единственное, что разрешали – ходить в туалет и пить воду из-под крана. Суд начался в районе 12 часов. Честно говоря, надеялись, что его перенесут, и у нас будет возможность до следующего заседания найти себе адвокатов. Все ходатайства судья отклонила и свой отвод тоже. Видимо, у той стороны была четкая установка закончить разбирательство в этот день.

По словам Нины, многие задержанные просили предоставить им адвоката. Тогда судья объявила перерыв на 30 минут, а людям выдали список телефонов витебских адвокатов, чтобы они могли с ними связаться.

Это выглядело как форменное издевательство. Как за тридцать минут можно найти адвоката и составить с ним договор на территории режимного объекта? Напомню, у нас даже шнурки забрали! Как оплатить услуги, когда арестовали деньги? Как адвокату приехать в РОВД?

 

Конечно, никто не смог обеспечить себе защитника. А когда во время перерыва мы просили хотя бы доесть остатки, которые забрали с собой из ИВС, нам говорили, что мы «люди, ограниченные в правах, потому права на еду не имеем». Тогда вмешался присутствующий на заседании адвокат, сказал сотрудникам, мол, будьте вы людьми. Только после этого нам разрешили взять перекусить из наших же вещей. Мы поделили на всех.

Нина рассказала, что во время судебного процесса к задержанным приезжала скорая. От недоедания, недосыпания и нервного стресса у людей поднималось давление, многие чувствовали себя плохо. У самой Нины была температура, как в ИВС, так и во время суда.

Все наши ходатайства отклонялись. Из доказательств вины был лишь рапорт и слова сотрудников. Но все равно нас всех признали виновными. Женщинам, у которых есть дети до 14 лет, – дали штрафы, всем остальным – сутки.

Нина отметила, что еще за полтора-два часа до конца судебного процесса к РОВД приехали автозаки и конвоиры прошли в зал. Перед оглашением приговора судья Вероника Борисова даже никуда не удалялась, а сразу зачитала решение. Четыре женщины, которых оставили на свободе, сразу стали рассовывать по карманам тех, кого забирали на сутки, сигареты, вафельки и другие оставшиеся припасы.

Пока длился суд, мы все очень переживали, как поедем домой без денег и телефонов. Никто не верил, что будет такой суровый приговор. Потом уже нам сказали, да и мы сами увидели через окна, что нас ждут родные, знакомые и просто неравнодушные жители города. Когда я вышла на улицу, то впервые за эти дни расплакалась, увидев толпу людей. Нас ждали на холоде 12 часов! Кто-то мне сунул теплый кофе. Муж с подругой посадили в машину, и мы все быстро разъехались, потому что ходили «тихари» и снимали всех ожидающих на камеру.

Но и на этом все не закончилось. Через несколько дней Нину предупредили на работе (завод «Визас»), что штатная единица упраздняется, потому рабочего места у нее больше нет.

Коллеги говорили, что это решение было принято после того, как в среду на предприятие пришел сотрудник из органов. Формально мне предложили другую работу – техником на место сотрудницы в декрете (вакантно до 25 мая). Но, во-первых, до этого я работала инженером, а это понижение в должности, а во-вторых, я должна буду быть в прямом подчинении мужа, который трудится в этом отделе. А так нельзя, потому я  отказалась. По соглашению сторон отрабатываю и ухожу.

Нина Скрипец

Нина Скрипец. Фото из архива респондента

В прошлый четверг к женщине домой приехали сотрудники РОВД и пригласили на беседу. В отделении Нину попросили вновь рассказать события вечера задержания. Снова никто не представился, но, по словам женщины, сотрудники вели себя вежливо, разве что проверили сумку и карманы, чтобы не было диктофонов.

Знаю, что других моих подруг по несчастью также вызывали на беседу. Непонятно только зачем, если суд уже состоялся? Я все сказала и менять показания не намерена.

 

Самое главное, что я вынесла из этой ситуации, – у нас много неравнодушных людей. Поддержку я ощущала и в суде, и чувствую ее до сих пор: мне пишут, звонят незнакомые люди, просто чтобы сказать ободряющие слова. Пользуясь случаем, хочу сказать всем и каждому огромное спасибо. 

В Витебске состоялся беспрецедентный суд. Андрею Тимофеенко присудили 2 года колонии за то, что уклонил силовика от удара человека.

Студентку ВГМУ судили три раза. Последний — за видеообращение к властям.

Подписывайтесь на нас в: Яндекс. Дзен, Google Новости, Telegram-канал, «секретный» Telegram-чат!