Как в Витебске на Ратушной площади уничтожают историю

архитектор Глеб Орловский: «Теперь еще сложнее говорить о возможности восстановления исторической планировки площади и ее элементов»


В центре города на Ратушной площади продолжаются земляные работы. Журналист «Витебского курьера news» уже выезжал на место событий, чтобы оценить, что происходит на улице Толстого и у памятника Ольгерду.

Трубы проходят через исторические фундаменты на улице Толстого

Трубы проходят через исторические фундаменты. 1 июня 2020 года. Фото Саши Май

Напомним, что во время реконструкции участка тепловых сетей были обнаружены фундаменты гостиницы «Брози» и еще одного здания шириной в три окна. Про гостиницу, в которой, в том числе, размещался магазин ювелирных изделий и часов Шмуля-Неуха Розенфельда, отца Беллы Розенфельд – жены и музы Марка Шагала, известно многое.

А что мы знаем про двухэтажное здание, которое располагалось рядом и имело общую стену с «Брози»?

В Государственном архиве Витебской области сохранились интересные документы.

Когда было построено здание?

Каменный двухэтажный дом с подвалом №4 по улице Толстого имел железную кровлю и наружные размеры 9 на 4,28 сажень. В 1922 года в доме проживали 7 жильцов, а второй этаж был занят агентством «Петротекстиль».

Работники витебского трамвая с собранным металлолом на улице Толстого.

Работники витебского трамвая с собранным металлолом на улице Толстого. 1931 год. Наше здание справа в конце. Из фондов ВОКМ

Этот дом обозначен на плане Витебска 1838 года, – прокомментировал архитектор Глеб Орловский. – В конце XVIII века на этом месте располагалось каменное здание, выступающее за черту улицы. А в начале XIX века его перестроили и сдвинули на запроектированную каменную линию по улице Подвинской (современная Толстого). Декор фасада был достаточно простой.

Даже по сохранившимся фундаментам понятно, что здание строилось в несколько этапов. Четко прослеживается два типа кирпичной кладки. К примеру, в раскопе еще до недавнего времени можно было увидеть бутокирпичные стены с аркой (толщина стены – 86 см, размер кирпича – 31,0×16,0x7,5 см).

Что известно про владельцев этого дома?

Судя по всему, в конце 19 века здание принадлежало семье купца Бейлина, затем наследники продали дом 1-й гильдии купцу Симону Наумовичу Трайнину за 5 тысяч рублей. Летом 1917 года Симон Трайнин отправился с семьей в Крым для лечения своих больных детей.

В витебском архиве сохранилось «Удостоверение» доктора М.И. Зильбермана, в котором медик свидетельствовал, что он продолжительное время лечил ребенка Трайнина от хронического нефрита и настоятельно рекомендовал на осеннее и зимнее время отвезти ребенка в Крым. Как поясняла позднее сестра Трайнина – Слава Наумовна Хайкин – ее брат из-за осложнений со здоровьем у двух его малолетних дочерей не смог вернуться обратно, и только осенью 1921 года он перевез семью в Москву, где они и остались проживать.

Тогда он и выписал доверенность на свою сестру, чтобы она смогла распоряжаться его имуществом, в том числе недвижимым – домами по адресам улица Смоленская, 32 и улица Толстого, 4.

Стены подвального помещения в раскопе

Стены подвального помещения. Фото Глеба Орловского

После революции домовладение Трайнина было муниципализировано и числилось за коммунотделом. Слава Наумовна Хайкина в январе 1922 года обратилась с просьбой вернуть ей имущество брата. Женщина отметила, что за 4,5 года после отъезда Симона Трайнина дома пришли в запустение, и если их капитально не отремонтировать, то вскоре они станут непригодными для жилья.

Со Славой Хайкиной был заключен договор, что ей на арендных условиях возвращается дом, а она обязуется в течение года (до августа 1923) выполнить все ремонтные работы. Если не уложится в срок, то здание вернется коммунотделу, который не будет компенсировать затраченные ею деньги.

На 13 марта 1923 года в доме в трех квартирах проживали 17 человек: две комнаты снимал Бейнес Майзель, одну комнату – Тарас Каминский, еще две комнаты – Франц Яроновский.

Во время Великой Отечественной войны здание пострадало, а в послевоенное время дом исчез с улиц нашего города навсегда.

Работы планируют завершить уже в августе

Работы планируют завершить уже в августе. 1 июня 2020 года. Фото Саши Май

Мнение архитектора

Двухэтажный дом вместе с гостиницей «Брози» являлись важной частью комплекса зданий одной из старейших площадей Витебска – Ратушной. В своей основе она имела средневековую градостроительную планировочную структуру, которая с начала 19 века практически не менялась вплоть до 1950-х годов. В результате послевоенных реконструкций, сноса множества зданий в южной и восточной части площадь утратила свой четкий контур, пластику и получила излишнее раскрытие. По большому счету, сегодня ее и площадью то назвать нельзя– прокомментировал архитектор Глеб Орловский.

Двухэтажное здание на улице Толстого в период оккупации

Улица Толстого. 1941 год. Слева — двухэтажное здание шириной «в три окна». Источник: Витебская энциклопедия

По мнению Глеба, сохранившиеся фундамены и стены зданий гостиницы и соседнего двухэтажного дома шириной в три окна, во- первых, позволяют точно установить границы Ратушной площади, а во-вторых, с их помощью можно изучить исторические строительные приемы (тип и размеры кирпича, типы кладки, перекрытия этажей и т.д.).

 В результате прокладки теплотрассы произошло частичное уничтожение оставшихся стен и фундаментов и возможных археологических артефактов. В частности, были безвозвратно утрачены своды. Еще несколько дней назад на этом месте можно было увидеть кирпичную арку в подвальной части здания, сейчас она разрушена и там проходит труба.

В советское время была утрачена часть фундаментов гостиницы «Брози», теперь еще сложнее говорить о возможности восстановления исторической планировки Ратушной площади и ее элементов, а двухэтажное здание воссоздать уже и вовсе практически невозможно. А ведь можно было если не реконструировать комплекс, что было бы идеальным вариантом, то хотя бы законсервировать найденные элементы до лучших времен. Или, например, превратить в выставочный экспонат по аналогии с археологическим музеем, который непродолжительное время работал в Витебске.

Отсутствие единой концепции регенерации исторического центра и продуманного подхода к учету, сохранению и восстановлению архитектурного наследия, хаотичная прокладка сетей приводят к постепенному и систематическому уничтожению исторического наследия города,  – подытожил Глеб Орловский.

Еще несколько дней назад была видна кирпичная арка

Еще несколько дней назад была видна кирпичная арка. Фото Глеба Орловского

Вместо кирпичной арки - труба теплотрассы

Труба располагается на месте кирпичной арки. 1 июня 2020 года. Фото Саши Май

В Витебске во время работ ковш экскаватора повредил фрагменты гостиницы «Брози», где жила семья жены Марка Шагала.

Что было в Витебске на том месте, где сейчас стоит памятник Ольгерду.

Подписывайтесь на нас в: Яндекс. Дзен, Google Новости, Telegram-канал, «секретный» Telegram-чат!