Как в Витебске судили Юлию Кошеварову за то, что она повредила машину милиции, сорвала с сотрудника МВД кепку и маску

Автор:
Опубликовано:
25
Февраль
2021
Комментарии: нет комментариев
Рубрики: Витебск Политика


23 февраля суд Октябрьского района Витебска завершил рассмотрение криминального дела в отношении 22-летней жительницы Витебска Юлии Кошеверовой. Девушка признана виновной в действиях, которые нарушали общественный порядок и нанесли вред чужому имуществу. Эти действия квалифицированы как хулиганство. На основании ч. 1 ст. 339 УК Юлия осуждена на 1 год и 6 месяцев в колонии общего режима.

Юлия Кошеверова работала медсестрой в 103-й бригаде ВДВ. Юлия уволилась с работы 9 октября — через пять дней после марша протеста, на котором ее задержали и вскоре оштрафовали.

«Пришлось уволиться в связи с административным делом, котрое завели на меня», — пояснила девушка суду.

Кошеверова
Юлия Кошеверова на суде. Фото «Витебская весна»

Напомним, суд  начался еще 20 января. Согласно обвинению, 4 октября, во время уличного шествия на Московском проспекте, Юлия Кошеверова «из хулиганских соображений», «специально, без причин», сорвала с сотрудника МВД Алексея Альхимовича медицинскую маску и фирменную бейсболку. После этого, как утверждает обвинение, «обутыми ногами» нанесла несколько ударов по микроавтобусу, чем нанесла повреждения транспортному средству (общая сумма материального убытка составила 841 рубль). Кроме того, кинула в сторону микроавтобуса, который отъезжал, «деревянный прут».

Инцидент произошел 4 октября возле дома №47 корпус 1 на Московском проспекте во время стычки протестующих с сотрудниками МВД, которые брутально задерживали одного из участников мирного марша. Граждане пробовали вырвать протестующего из рук милиции. В ответ против людей были применены газовые баллончики.

На первом судебном заседании опрашивались свидетели, в частности сотрудники витебского ОМОНа, которые 4 октября «сопровождали колонну граждан на микроавтобусе». Бусы не имели никаких знаков принадлежности к МВД и выглядели как гражданский транспорт.

Сотрудник ОМОНа Алексей Альхимович, с которого сорвали маску и бейсболку, признался, что не видел, кто это сделал, потому что на тот момент задерживал протестующего и находился спиной к толпе. Про факт срывания маски не указал даже в рапорте. Кто наносил удары по микроавтобусу, так же не видел, потому что находился в салоне. Про то, что бус повредили, узнал поздней.

На судебном заседании 4 февраля еще один свидетель со стороны обвинения — сотрудник ОМОНа Максим Кишкович рассказал, что парень, которого задерживали, когда бежал, стукнулся о милицейский автобус:

«Нам поступило указание задержать парня в красной куртке. Мы подошли к нему и попробовали задержать, а он попробовал убежать. Бежал и не заметил нашу машину, стукнулся в нее, прямо в дверь посередине автомобиля, отскочил и упал. Стукнулся в машину сильно, на ускорении».

В микроавтобус парня закинули и на нем же доставили в РОВД. Именно в нанесении ущерба этой машине и обвиняют Юлию Кошеверову. 

Как засвидетельствовал Кишкович, демонстранты мешали задерживать парня:

«Люди пробовали нас остановить. Цеплялись за одежду, дергали за руки, кричали. В какой-то момент я увидел, что на земле лежит форменная шапка. Поднял ее и закинул в автомобиль. Чья она, не узнавал: там было не до этого., потому что толпа нажимала и мешала нам. Уже когда отъезжали, я слышал, что люди били по автомобилю».

кошеверова
Скриншот видео, которое опубликовало МВД

Юлию Кошеверову задержали, когда уже шествие завершилось. Задержание произошло, когда девушка вышла из магазина на улице Терешковой.

«Нам по рации пришла информация, что теперь нужно задержать девушку в бирюзовой куртке, которая нанесла удары по служебному микроавтобусу. Мы увидели, что эта девушка зашла в магазин, и ждали, пока она выйдет. Потом задержали и отвезли в райотдел. Она вела себя спокойно, предъявила документы, но сказала, что ни на какие вопросы без адвоката отвечать не будет». 

Вот как сама Юлия пояснила ситуацию на судебном заседании 6 февраля:

«Люди шли в сторону «МакДонольдса»… Я не выкрикивала никаких лозунгов. Но я понимала, что эти люди не согласны с властью. Я просто шла сбоку, а возле церкви на Московском проспекте уже хотела отойти от колонны, но началась потасовка».

Девушка увидела, что парень в красной куртке упал на землю — это был участник марша протеста, которого свидетели-милиционеры называли на суде «организатором шествия», «лидером, который показывал толпе, что делать».

«Парень уже лежал без движения, лицом вниз. Мне хотелось помочь ему: у меня медицинское образование, и нас учили, как оказывать помощь. Я хотела понять, в сознании он или нет. Пробовала пробраться к нему через толпу. Думаю, что смогла б ему помочь, провести общий осмотр, понять, есть ли у него травма. Помочь молодому мужчине хотели и другие люди. А сотрудники милиции пытались их разогнать, а парня подымали — и делали это не так, как это нужно, если человек не в сознании».

Пробраться к молодому человеку Юлия не смогла.

«Слезоточивый газ, который милиционеры употребили против толпы, попал в том числе и на меня. Мне было тяжело дышать, полились слезы. Когда я пришла в себя, парня уже забрали в машину.

 

На меня нахлынули эмоции и я ударила по машине. Я сделала это неспециально, у меня не было намерения повредить микроавтобус. Просто свои эмоции я в тот момент перевела на машину. Она стала отъезжать, и я ударила ее ногой раза два или три — в правую часть задней двери. Затем подняла палку и бросила ее в след микроавтобусу. Зачем я сделала это? Свои действия объяснить не могу. Обида, злость…

 

Я не срывала маску и кепку с милиционера. В руках у меня и правда в какой-то момент были такие вещи. Кепку я нашла на земле. Думала, что она принадлежит парню в красной куртке, которого задержали, или еще кому-то с участников шествия. Немного позже подняла и маску. Кепку и маску я отдала какой-то девушке. Она спокойно забрала их у меня.

 

Кепка была черная с надписью Life, вышитой серыми или сиреневыми нитками. А маска была черная».

Юлия Кошеверова признала вину частично.

Как следует из окончательного приговора, суд учёл аргументацию, высказанную адвокатом во время слушания дела 23 февраля. Вместо шести лет лишения свободы, затребованных прокурором по ч.2 ст. 339 («Злостное хулиганство»), действия Юлии были переквалифицированы на ч. 1 ст. 339 («Хулиганство»).

В срок наказания суд зачислил Кошеверовой срок нахождения под стражей с 20 октября 2020 года до 22 февраля 2021 года. Судья Сергей Будревич отказал в удовлетворении гражданского иска прокурору Витебска, заявленного в интересах автохозяйства УВД облисполкома.

Арест, наложенный на личные вещи осужденной Юлии, суд отменил.

По материалам tut.by, «Витебской весны» и УВД Витебского облисполкома.

В МВД рассказали, сколько было случаев оскорбления, клеветы и угроз в адрес милиционеров с начала 2021 года

Метки: , ,
Комментарии: