Как задерживают в Витебске на акции протеста и держат 3 суток в ИВС. Можно мне «врезать»?


Как в Витебске задерживают на акциях протеста, отбывают 3 суток в ИВС и судят по «скайпу» нам рассказал один из осужденных по статье 23.34 КоАП РБ (Нарушение порядка организации или проведения массовых мероприятий). Парень попросил напечатать его историю под псевдонимом Муравей.

По словам парня, в акции он участвовал из-за несогласия с результатами выборов, легитимностью власти, насилием в отношении мирных демонстрантов. Героя нашей статьи задержали в Витебске 6 сентября, на улице Правды.

Колонна стала растягиваться, а в районе «Витебскэнерго» сотрудники милиции заступили нам дорогу. И люди начали перебегать дорогу прямо по проезжей части.

 

Тут во мне невовремя взыграло то, что митинг у нас все-таки мирный, клумбы мы не топчем, на запрещающий сигнал не идем. Я решил посмотреть, что будет, а потом искать обходные пути. Хвост колонны очень сильно рассеялся, люди перебежали дорогу, и на меня двинулась четверо милиционеров. Я подумал, что уже терять нечего, просто остановился, упер руки в бока, и такой «что случилось?» А мне: «Сейчас узнаешь!».

Парня задержали, завернули руки за спину и посадили в автобус. Хотя, по словам Муравья, «посадили в автобус» — не совсем корректное выражение. 

Скорее, меня закинули на переднее сидение. В автобусе лежали шлема, щиты. Меня заставили показать содержимое рюкзака, карманов, сорвали маску с лица, кепку. Что-то кричали наперебой, не помню, что. Когда вывернули рюкзак и начали доставать содержимое, то увидели, что у меня с собой медикаменты — бинт, пластырь, противовоспалительное, взял на всякий случай, если кому понадобится помощь. Я запомнил только резкий выкрик: «Ах, ты, **ка, людей лечить вздумал?». Серьезно!

Из автобуса парня пересадили в УАЗ, потом в машину для транспортировки заключенных. По словам героя статьи, задерживали его неаккуратно, но никто не бил.

автозаки в витебске

Машина для транспортировки заключенных. Фото Анастасии Вереск

В автозаке поставили к стене и врезали по затылку рукой, чтобы опустил голову, не смотрел на них. Пинок по ногам, чтобы проще обыскивать было. Опять проверили все вещи. Помню еще, пока ехали в «бобике», два сотрудника милиции сидели и переговаривались между собой, и была такая фраза «Товарищ командир, я хочу «врезать» (прим. ред. — в оригинале было употреблено более грубое слово с аналогичным значением). Можно мне «врезать»?

Из автозака задержанных привезли в Октябрьское РОВД, вывели — руки за спину, лицом вниз. Муравья удивило, что в самом РОВД, на входе, другой милиционер сразу же разрешил им идти нормально. Дали позвонить домой, но связь была такая плохая, что, как оказалось позже, из фразы «Я в РОВД, все в порядке» мама парня расслышала только вторую часть.

Получается, она сутки не знала, где я.

 

В РОВД на нас не ругались, не повышали голос. Во время опроса я сказал, что участвовал в массовом мероприятии. Спрашивали, что кричали, был ли флаг. Никаких вопросов про «проплаченные-непроплаченные», ничего такого не было. Единственное, что, когда просматривали видеозаписи и я не мог вспомнить название улицы, женщина, которая записывала личные данные, сказала «ай, да эти обкуренные!», в таком ключе. На видео меня все никак не могли найти.

 

У меня забрали даже очки и положили в рюкзак, а я плохо вижу. Но, возможно, тут я сам виноват: спросил про очки, но это прошло мимо их внимания. И я не настаивал.

После протокола и описи вещей Муравья вывели в коридор, позже посадили в камеру, вместе с другими задержанными. По словам героя статьи, там с ними оказался парень, который уже попадался на акциях, он объяснил, что будет дальше и успокаивал всех.

По моим подсчетам, в РОВД мы провели около 6,5 часов, в ИВС приехали где-то в 23.30. На входе нам обработали руки, померили температуру. Каждый сотрудник при этом был в спецкостюме и в маске. 

 

На втором этаже нас повторно досмотрели, описали вещи, провели через душ: там догола раздевают и проверяют все, потом одеваются, выдается постельное белье. Показывают процедуру, как проводится обыск при заходе и выходе из камеры, дальше — камера.

Герой нашей статьи оказался в ИВС в первый раз в жизни. По его словам, во время задержания, обыска и опроса ему не объясняли, на сколько суток его задерживают. Обстановку в ИВС он описал так:

Камера на 12 человек, нижние нары из дерева, верхние — металлический лист, на двери висит распорядок, в углу так называемая «параша» — очень емкое слово, другим не описать. Стены напоминают внешнюю отделку некоторых зданий, когда берут цемент и просто его нашлепывают сверху. Атмосфера будто максимально сделана, чтобы морально давить. Окна из стеклокуба. И днем и ночью горит свет, в 6 утра включается радио, выключается только вечером.

 

На второй день мы столкнулись с проблемой клопов. Они есть во всех этих камерах. И хотя клопов травят, прожигая нары, из-за этой отделки стен там много щелей, где эти клопы живут. Достаточно неприятное ощущение — просыпаться от того, что по тебе что-то ползет. 

По словам Муравья, ему не сообщали, когда собираются судить, но парень понимал, что продержат не больше 72 часов.

К тому времени я уже понял, что людей здесь судят в последний момент, так сказать, дают посидеть помаксимуму. В камерах были разные люди, нас часто тасовали. Например, вторые сутки я сидел с двумя алкоголиками. Был и человек, который только-только отсидел в ИВС за акцию, а его обратно тут же на второй срок завели, сделали новое дело по старым материалам. 

По словам Муравья, передачу ему принесли в последний момент, причем, не пропустили пакет сахара и сигареты в пачке (можно только россыпью), зато передали «роллтоны» и чай, которые там негде заваривать. Пропустили колбасу салями, сало, теплые вещи, которые очень пригодились впоследствии, а пряники все поломали надвое. Кстати, за пребывание в ИВС парню выставили счет на 40 рублей. Как пошутил он сам, за «пребывание в санатории с клопами».

Счет за питание в ИВС. Фото предоставлено героем статьи

Судили парня прямо в ИВС, по «скайпу».

Технологии широкими шагами идут по айти-стране. Меня судили по скайпу.

 

Сначала нас вывели в коридор, выстроили лицом к стене, по одному вызывали в кабинет. Нас было примерно семеро. Мне пришлось ждать около 1,5 часа. Люди просили пропустить вперед женщину, чтобы ее поскорее судили, но все это осталось без внимания. Меня судили среди последних.

 

В кабинете был стол, за ним сидели с блокнотом, повернут монитор, микрофон. Динамики почему-то были повернуты в сторону дверей. Окно и дверь были открыты — я успел задубеть пока суд был, не знаю, для чего это было сделано. Суд занял, примерно, 30 минут. Меня признали виновным по статье 23.34, дали в наказание 3 суток, которые я уже отбыл. Хотя, по моим прикидкам, меня продержали даже дольше слегка, на минут 40.

После суда парню отдали вещи, вернули даже флаг. Муравей запомнил, что перед выходом из ИВС, когда он собирался шнуровать берцы, один конвоир пошутил, что не стоит делать этого прямо тут.

Пошутил, что они сначала смеялись, а потом реально увидели закономерность: все, кто шнуруется, потом по второму разу приходят. И так уговорили меня выйти на улицу.

Читайте также на нашем сайте В Витебске задержан организатор культурных проектов Владимир Булавский.

Подписывайтесь на нас в: Яндекс. Дзен, Google Новости, Telegram-канал, «секретный» Telegram-чат!