Как заселяли первые пятиэтажки на Московском проспекте в Витебске

 как выглядел проспект в начале застройки и как развлекались местные дети


Старый мостик, бассейны во дворах, кладбище вместо дома «Подвиг советского народа бессмертен», деревянные дома вместо многоэтажек — это Московский проспект, каким его помнит Галина Анатольевна. Тогда он еще назывался Смоленским шоссе, по нему не ходили трамваи, а вдоль дорог росли огромные липы.

Сейчас Галине Анатольевне 62 года, но когда ее семья переехала в новую пятиэтажку на будущем Московском, ей было всего 7 лет. Тогда на месте будущего главного городского проспекта была только стройка.

Мы переехали в 1963 году, в октябре месяце. Заселились, а через месяц заселился дом №28, чуть позже — №26. Дальше стояла только школа №11, домов совсем не было. Со стороны нынешнего проспекта дорога была на уровне нашего окна на первом этаже, такой высоты, и росли вдоль нее большие-большие липы, в обхват, наверное, только вдвоем можно было взять. Дорогу начали срезать, когда мы уже здесь лет 5 прожили.

Вид на Московский проспект

Вид на Московский проспект. Фото Анастасии Вереск

Развлечения у местных детей были самые простые. За девятиэтажкой у перекрестка начинался витебский аэродром и туда ходили смотреть, как прыгают парашютисты. Ходили на стройку, катались, как с горы, с шелухи от семечек.

Когда строились наши дома, мы бегали и на стройку, что там скрывать — было интересно. По сей день не знаю, для чего это делалось, но к новым домам привозили шелуху от семечек, целыми машинами высыпали около каждой стройки. Нам нравилось прыгать в эти кучи: скатываешься с них, как зимой. Семечки мягкие, а насыпали их не один, а несколько самосвалов. Катались, пока не прогонят, пока мы не раскатаем эти кучи.

Вид на проспект 1964 год

Московский проспект, фото из газеты «Витебский рабочий», 28 апреля 1964 год

Дом №30, в котором живет Галина Анатольевна, строили от завода имени Кирова, в нем же были квартиры от фабрики «Знамя индустриализации» и станкостроительного завода имени Коминтерна.

Когда люди шли с утра на работу — это была толпа! Все собирались вместе, транспорта-то у нас здесь не было сначала, ходили пешком на работу до площади, а оттуда уже добирались на предприятия. А были и те, кто совсем ходил пешком: смотря какая зарплата. Самая большая зарплата у рабочего была тогда 110 рублей.

Когда дорогу расширили, по Московскому проспекту пустили трамвай. Как вспоминает Галина Анатольевна, грохот от него стоял такой, что поначалу было невозможно спать, привыкали с трудом.

Дома №32, 40, 42

Пятиэтажки «32, 40, 42. Фото Анастасии Вереск

Первым зданием на будущем Московском проспекте была школа №11, за ней тогда лежали«деревни». А там, где сейчас находятся магазин спорттоваров и бывший «Богатырь», стояли двухэтажные бараки на два подъезда. Современной дороги у «Евроопта» не было, вместо нее был Гапеевский мост.

Мост был деревянный, неширокий: две машины разъезжалось, и было место для пешеходов. Потом уже проложили трубы, сделали насыпь и засыпали ручей — теперь он протекает в трубе. Когда делали дорогу, мост сначала не ломали: разобрали и сделали одну половину моста, а потом уже начали вторую, чтобы люди могли как-то ходить. Когда мы переехали, стройка домов шла до самой школы, и рабочие просто ложили нам доски, чтоб мы не шли по грязи на уроки.

Окно пятиэтажки

Оно пятиэтажки. Фото Анастасии Вереск

Директора СШ №11, Серафима Ивановича, Галина Анатольевна вспоминает как золотого человека, который относился к ученикам, как отец, и каждого знал по имени.

Дети были разные, со всего города. Некоторые ребята ходили в школу с ножами. Утром директор стоял на входе и только смотрел: так, говорит, вынимай с кармана. Не разрешал, чтобы в школу заносили что-то такое. А если ребята дрались, то заводил их к себе в кабинет, разбирался, выяснял причину и наказывал уборкой территории, что-то починить, подкрасить. И никогда ни один ученик ему не нагрубил.

По выходным и праздникам местные школьники выступали на открытых сценах во дворах. Такие и сейчас можно найти на Московском проспекте.

Дворовая сцена

Дворовая сцена. Фото Анастасии Вереск

Еще одна интересная дворовая находка — заброшенные бассейны. По словам Галины Анатольевны, один из них, возле дома № 26, наполняли водой, и маленькие дети сидели в нем в жару. Причем, бассейн постоянно чистили, а воду в нем меняли.

Бассейн во дворе

Запущенный дворовой бассейн. Фото Анастасии Вереск

Дети бегали смотреть, как разбирали и раскапывали старое кладбище на будущей площади Победы.

Там, где сейчас стоит девятиэтажный дом, находили даже древние мечи. Помню, как зацепили обрывок то ли кольчуги, то ли чего-то такого. Это было очень старое кладбище, и вот сейчас площадь Победы и девятиэтажка стоят на нем.

В 60-ых на угол домов №26 и 28 приезжал кинотеатр «Малютка» в автобусе, в нем показывали мультики для детей. Позже местные жители ходили уже в кинотеатр «Заря», у поворота с проспекта Черняховского на Московский. «Зарю» снесли в начале 70-ых, когда расширяли дорогу: здание стояло там, где сейчас проходит проезжая часть.

Он был кирпичный, желтый, с оранжевым оттенком. Помню, что окна и двери завешивали шторами из красного бархата. Буфет был маленький, можно было купить только минеральную воду или мороженое. Бегали туда постоянно, тогда только начали привозить индейские фильмы и попасть на сеанс было проблемой. Если парень хотел пойти с девушкой в кино, приходилось выстаивать большую очередь, чтобы купить билеты заранее. Было недорого: для детей, кажется, 10 копеек, а взрослым — 20-25 копеек.

Кинотеатр "Заря"

Кинотеатр «Заря. Фото из архива Валентина Осмоловского

Овраг между Московским проспектом и Правдой был для местных настоящей зоной отдыха. Дети проводили время на улице, играли в бадминтон, вышибалу, в кегли, классики, футбол и в лапту. Зимой, когда во дворах насыпало больше, чем метр снега, прорывали тоннели.

Утро начиналось с того, что под окном уже кто-то кричал: выходи! Особенно в выходные. А когда мне было лет 10, у нас во дворе поставили хоккейную коробку и каждую зиму заливали каток. Не было такого, чтобы и взрослые и дети ходили туда в одно время. Днем там катались школьники, которым на вторую смену, потом, часов в 6, приходила первая смена и была до 8, после выходила молодежь постарше, до полдесятого. А уже потом на катке были только взрослые. У нас был подведен свет, а потом была даже музыка. Здесь же проходили межрайонные соревнования по хоккею, летом играли дворами в футбол.

Московский проспект, 1960-е

Двор шестиэтажного дома по Московскому проспекту, 1960-е. Фото А. Воинова «История архитектуры Белоруссии. Советский период»

По словам Галины Анатольевны, раньше во дворах были и карусели, и качели, и горки, и турники.

Все потом поломалось. Когда подрастал мой внук, я года три ходила в домоуправление и ругалась, требовала, чтобы сделали турники и брусья, чтобы ребята могли заниматься. Сделали, но моему внуку только год пришлось пользоваться — ушел в армию. Но я вижу, что другие дети по утрам там подтягиваются. Сейчас вот поставили кольца для баскетбола так высоко, что дети в них играть не могут. Сама площадка засыпана гравием, так что ноги можно отбить.

Двор дома №30

Во дворе дома №30. Фото Анастасии Вереск

Не было и такого, чтобы кто-то мусорил во дворе или в овраге, пили и кидали бутылки. Жители новостроек убирали свой двор на субботниках и жили как одна большая семья.

В нашем подъезде 20 квартир, мы знали всех и каждого, двери можно было даже не закрывать. Мы все были вместе. В нашем подъезде жил ветеран войны — очень простой человек, хоть вся грудь в наградах. Жила женщина-партизанка, про нее даже в книге писали. Сейчас из старых жильцов осталось только 5 семей. И даже если кто-то умирает, мы про это уже не знаем.

Такого общения, как раньше, сейчас уже нет. Когда-то всегда смотрели, чтобы под окнами были цветы. Я вот как посадила их много лет назад, так они и сидят: согнуться и выполоть уже не могу, и никому не надо в подъезде. Раньше больше ценили свой двор и район.

Смотрите также на нашем сайте подробный путеводитель по Московскому проспекту. 

Подписывайтесь на нас в: Яндекс. Дзен, Google Новости, Telegram-канал, «секретный» Telegram-чат!