Крик отчаяния мамы больного ребенка из Витебска. «Что происходит с моим сыном?»


Помогите, пожалуйста, я уже не знаю, куда обращаться и у кого просить совета. Три месяца мой 2,5-летний сын Рома болеет. Мы прошли все обследования, нас смотрели десятки специалистов всех инстанций, но даже диагноза до сих пор нет. И никому до нас нет дела. У меня просто опускаются руки.

Так начиналось письмо жительницы Витебска в редакцию «Витебского курьера news». Мы связались с Алиной, чтобы выяснить, что все-таки произошло.

Пневмония и аллергия

Среднестатистическая семья из областного центра. Муж, жена, двое детей – 12 и 2,5 лет. Маленький Рома в августе только начал ходить в садик. В сентябре мальчик впервые заболел. Неделю его лечили дома, в пятницу выдали справку, что он может посещать дошкольное учреждение, а в выходные ребенок резко стал задыхаться. Ни температуры, ни других симптомов при этом не было.

Скорая отвезла нас в инфекционное отделение детской больницы. Там все думали, что у нас коронавирусная пневмония. Компьютерная томография пневмонию с синдромом «матового стекла» подтвердила, а вот ни мазок, ни кровь на антитела не показали коронавирус. После лечения нас отправили домой, но посоветовали месяц в садик не ходить.

В больнице мальчику диагностировали аллергию, составили перечень продуктов, которые давать нельзя, но дерматолог в поликлинике через две недели диагноз отменила и сказала, что можно давать все по чуть-чуть. Спустя несколько дней ребенок съел вафельку, на щеках появился диатез. Но это далеко не самое страшное. По словам Алины, через три дня у Ромы поднялась температура до 39 градусов, она плохо сбивалась. Женщина вызвала участкового педиатра, та осмотрела и назначила симптоматическое лечение. На следующий день на вызов пришла другая доктор, сказала матери, что их участковая на больничном.

Это я потом узнала, что у нашего педиатра был коронавирус, а ведь накануне она у нас была на вызове, причем без маски! Тем временем температура у сына продолжала держаться, я позвонила в скорую. Врачи сделали укол, через пару часов температура опять поднялась, я снова набрала 103, нас отвезли в больницу.

В медицинском учреждении мальчишку прокапали, через день назначили КТ, так как после пневмонии к тому времени прошел месяц. Там все оказалось в порядке.

Нас выписали домой, и уже там я узнала, что у мамы с ребенком, которые лежали с нами в одной палате, подтвердился коронавирус. Я стала добиваться того, чтобы у сына взяли мазок, как у контакта первого уровня. Но заведующая нашим отделением несколько дней отказывала мне, мотивируя это тем, что с санстанции им распоряжение по нашему поводу не приходило.

 

К тому времени у Ромы вновь поднялась температура выше 37. Всеми правдами и неправдами мне удалось добиться разрешения прийти в амбулаторию (на дом они к детям за мазком не выезжают) и сдать мазок. Забегая вперед, скажу, что он оказался отрицательным.

Медицинская карточка ребенка

За эти месяцы у мальчика уже пухлая карточка. Фото Алины

Сыпь во рту и температура

Мазок у Ромы взяли в четверг, а в пятницу у малыша появились болячки во рту. Алина отправилась с сыном в амбулаторию. Участковый терапевт был на больничном, поэчс

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

тому маму с ребенком приняла заведующая отделением, которая сказала, что это механическое повреждение слизистой и что оно пройдет.

Но этого не случилось. Мы проснулись в субботу и увидели, что у Ромы уже весь рот в язвочках. Решили поехать в детскую стоматологию к дежурному доктору. Там нас осмотрели, сказали, что похоже на стоматит и выписали местное лечение. Прошло несколько дней, но лучше ребенку не становилось, тогда мы вновь поехали в стоматологию, попали на прием уже к другому доктору. Он назначил нам другие, более дорогостоящие препараты.

Через пару дней Роме стало легче, во рту остались буквально две точки. Стоматолог осмотрела, сказала, что все идет на поправку, и дала справку в сад. Это было в пятницу, а в субботу болячки во рту проявились с новой силой и поднялась температура до 37,5.

Подобные симптомы у мальчика держатся порядка трех месяцев. Сыпь во рту то немного проходит, то проявляется сильнее. Ежедневно держится и температура – от 37,1 до 37,5 градусов.

Что интересно, такие же симптомы появились и у других членов семьи – мужа, жены и 12-летней дочки. У всех наблюдалась повышенная температура и сыпь во рту.

Симптомы не подходят ни под одну из известных болезней

Куда я только ни обращалась, но диагноз нам так и не поставили. Тогда я позвонила в горздрав, а там мне посоветовали связаться с главным педиатром области. Она меня внимательно выслушала и организовала нам консультацию инфекциониста на базе детской больницы. Специалист сказала, что это может быть энтеровирус, и что нужно сдать анализы. Также ей не понравились шумы в сердце у ребенка, она положила нас в больницу на обследование.

Энтеровирус у Ромы также не подтвердился. В больнице собрали консилиум, но опять же диагноз не поставили. Тогда Алина вновь связалась с главным педиатром, и та нашла другого врача, доктора медицинских наук, к которому можно было сходить на консультацию.

Врач нас осмотрел и сказал: «Надо думать, ваши симптомы не подходят ни под одну из известных болезней». Назначил нам сдать анализ на корь, краснуху и внезапную детскую экзантему. Спасибо новой заведующей моей амбулатории, которая договорилась, что у нас возьмут кровь и отправят на Минск. Результат пришел отрицательный.

 

Сыпь во рту у ребенка усилилась, мы вновь обратились к консультирующему нас врачу. Он предложил попробовать гормоны, но от них стало еще хуже. Затем нас консультировали другие специалисты, но большинство из них приходили к выводу, что это что-то вирусное, детское и редкое. Что именно — неизвестно.

Алина даже не сможет подсчитать, сколько за эти три месяца у ее сына брали кровь на анализы, сколько денег у семьи ушло на различные лекарства, которые не приносили пользы, и сколько пришлось потратиться на такси, чтобы из Билево ездить по различным медицинским учреждениям.

Звонок в облздрав

Я нашла в интернете телефон приемной начальника облздрава Михаила Вишневецкого. Позвонила туда, все рассказала. Девушка перезвонила через полчаса и сказала, мол, нас в Витебске уже смотрели все, кто можно, нужно ехать в Минск. Отлично, я не против, я давно говорила врачам: скажите куда, когда, дайте направление, и я поеду, потому как самое главное, чего я хочу,  — чтобы мой ребенок был здоров, получил диагноз и адекватное лечение.

Алину с сыном записали в диагностический центр на медико-генетическую экспертизу, по результатам которой ребенку должны были выдать направление в столицу. Женщина отправилась туда на прием, но генетик ей сказала, что направление по своему профилю дать не может, так как у Ромы заболевание не генетическое, а инфекционное. Медик обещала подумать, куда их можно отправить, и перезвонить.

Слизистая во рту у ребенка

Слизистая у Ромы не заживает уже три месяца. Фото Алины

Крик о помощи

 Прошло несколько дней, но с нами никто не связался. Я вновь позвонила в облздрав. Там мне ответили, что не знают, куда нас направить. Вот и что нам делать? Мы все безумно устали от этой ситуации. Я очень переживаю за сына, как на его здоровье скажется то, что три месяца держится температура, а слизистая во рту никогда не заживает?

 

Рома очень хочет пойти в садик. Смотрит фотографии группы в вайбере и плачет. К нам не приезжают бабушки, не приходят в гости друзья, мы стараемся ни с кем не контактировать во дворе. Сколько может продолжаться эта ситуация? Если в Витебске нам не могут поставить диагноз, так дайте нам направление на Минск. Я же больше ничего прошу – помогите мне понять, что происходит с моим сыном и с другими членами семьи.

Исповедь врача из Витебска. Что происходит с нами и с нашей медициной?

Жителям Витебска звонят из поликлиники и предлагают привиться от коронавируса.

Подписывайтесь на нас в: Яндекс. Дзен, Google Новости, Telegram-канал, «секретный» Telegram-чат!