Латушко отреагировал на обвинения Лукашенко. «Думаю, что ситуация разрешится в ближайшее время»


Напомним, 2 сентября Александр Лукашенко прокомментировал переход Павла Латушко на сторону оппозиции. Президент рассказал, как помогал Латушко устраиваться на высокие государственные посты и как экс-министр усомнился в действующей власти.

Недавно Павел Латушко отреагировал на заявление Лукашенко. В большом интервью «Свободе» бывший министр рассказал, как давят власти на Координационный совет в условиях общественно-политического кризиса, почему никак не получается диалога с президентом, а также про депутатов, МВД, Тадеуша Кондрусевича и про, то, как скоро ждать в Беларуси перемены власти.

О давлении на Координационный совет

— Это непосредственное давление на членов президиума Координационного совета, чтобы дезорганизовать ее деятельность как общественного органа, который имеет целью решить сложный внутриполитический кризис в стране путем диалога, — говорит Павел Латушко.- Тот факт, что двое членов президиума, Ольга Ковалькова и Сергей Дылевский, находятся под административным арестом, а против Лилии Власовой проводится расследование по уголовному делу Департаментом финансовых расследований. А также и то, что в мой адрес главой государства было высказывание о возможности привлечения к уголовной ответственности, — это все  давление. И фактически это показывает намерение власти отказаться от диалога.

 

Координационный совет представляет большинство белорусского общества, которое выступает за перемены в Беларуси. Этот институт создан обществом, имеет от него полномочия; понятно, что они не формализованы, но все же совет имеет общегражданскую поддержку, но не может осуществлять свою главную миссию диалога. Мы не имеем целью нарушать ни Уголовный кодекс, ни Конституцию, ни осуществлять захват власти, а лишь наладить диалог между властью и обществом. Это давление на нас вызывает непонимание, но почему это происходит, каждый может сам сделать вывод.

— Лукашенко имел вас в виду, когда говорил, что кому-то по-отечески помогал, а он перешел на другую сторону… Как вы это восприняли лично?

— Во-первых, отец мой (к сожалению, он уже не на этом свете) всегда учил справедливости, учил руководствоваться моральными принципами, и я в своей жизни старался и буду стараться исходить из этого. Что касается государственной карьеры, то это результат той работы, которую я осуществлял на разных должностях, и я руководствовался всегда главным — обеспечивать интересы Беларуси как независимой страны. Из этого исходил и буду исходить.

 

На сегодняшний день я не нарушаю законодательство нашей страны, не делаю ничего, что бы провоцировало ситуацию с точки зрения привлечения к уголовной или иной ответственности. Поэтому считаю целесообразным дальше продолжать системную работу для того, чтобы был диалог между обществом и властью.

 

Я не переходил на другую сторону, так как я вместе с обществом Беларуси. Фактически действующая власть осталась уже почти в одиночестве на другой стороне.

 

Действующий глава государства забыл, что меня уволили с должности директора театра по его указанию после такого неслыханного давления на коллектив театра и требований «разобраться» с актерами, которые высказали свою гражданскую позицию. Сегодня власть выталкивает в политику много лиц, и это результат именно ее действий.

 

Никогда не просился на пост министра культуры или посла во Франции. Не переходил красной черты, потому что я на стороне совести и во всеуслышание выражаю свой протест против насилия и беззакония. Хочу, чтобы власть в нашей стране выбиралась, а не самоназначалась. Все больше и больше чиновников будут покидать свои посты, выбирая сторону правды, а не лжи.

— Вы говорите о своей приверженности диалогу, но Лукашенко еще ни разу не вступал в диалог ни с кем, кроме Путина.

— К сожалению, это факт, но мы видим, что тоже есть подвижки в этом направлении, прежде всего с тем, что власть предлагает, хотя бы декларирует, возможность принятия Конституции в новой редакции. Мы не видели текста этих изменений, якобы существует уже третий вариант. К сожалению, никто не смог с ним познакомиться, мы не имеем информации, когда может произойти принятие новой Конституции и как будет гарантирована реализация возможных изменений, будет ли учтена точка зрения Координационного совета и вообще общества.

 

Также была задекларирована деятельность комиссии, которую создала Генеральная прокуратура для расследования фактов насилия над гражданами Беларуси, в результате которых пострадали тысячи человек. Мы пока не знаем фактов о ее деятельности. Но это тоже в каком-то смысле диалог.

 

Диалог осуществляется через СМИ, предпринимаются какие-то шаги. Устраивает ли он нас? Безусловно, нет. Мы за открытый, публичный диалог, за то, чтобы показать его сущность, содержание и цели всему белорусскому обществу. Этого ждет сегодня белорусское общество, и это соответствует интересам белорусского государства, сохранению его независимости и суверенитета, решению всех внутренних дел именно здесь, на территории страны.

— А каким образом можно было бы такой диалог организовать на деле? Придти в Палату представителей или собраться в Администрации президента, кого-то еще пригласить, чтобы механизм был понятен? Что вы предлагаете?

— На сегодняшний день механизм, который был предложен обществом, — это координационный совет. Он пока не может достичь той цели, которую ставило общество перед ним. Это процесс, который не может быть решен в течение одного дня. Сколько он займет времени, мы не знаем, спрогнозировать трудно, но другого варианта не существует.

— Если депутаты считают, что имеют; если они действительно будут представлять волю людей, а мы видим, что в последнее время депутаты также начали говорить, когда избиратели начали их призывать к отчету, что они осуждают насилие. Единичные случаи такие есть.

 

Если парламент действительно готов представлять мнения большинства общества, он может стать партнером в этом диалоге.

— Светлана Тихоновская оценила разговоры о новой Конституции как желание Лукашенко отвлечь внимание, чтобы дальше оставаться у власти. Вы считаете, что все же есть смысл сейчас говорить о Конституции?

— Смысл есть всегда, пока есть возможность решения проблемы путем диалога. Мы должны, главное, получить достоверную информацию о содержании, значении и сроках реализации этих предложений. Пока этого нет, это все воспринимается как попытка затянуть ситуацию, дождаться, когда общественный протест утихнет и не будет массовых акций.

 

Но это ошибочный, краткосрочный взгляд на ситуацию. Позже это приведет к росту активности снова, так как проблема не будет решена. Или она будет спровоцирована фактически существующим на сегодня экономическим кризисом.

— Представитель Следственного комитета в беседе со Свободой 31 августа признал, что они завели 50 уголовных дел за угрозы и оскорбления депутатов и чиновников, а по фактам избиения людей, пыток, исчезновений, об убийствах в Минске и Бресте двух человек во время разгона протестов неизвестно ни об одном деле. Не это ли ответ на ваши предложения о диалоге?

— Это ярко свидетельствует, что не соблюдается действующее законодательство нашей страны, Уголовный кодекс, Конституция, это ведет к недоразумению в обществе и продолжающимся по всей стране протестам. Понятно, что результатом в конце концов будет возбуждение уголовных дел. Закончатся ли они судебными решениями — это тоже большой вопрос.

 

Сейчас также идет затягивание ситуации, когда до месяца продлили предварительное расследование этих всех дел, и позже Следственный комитет должен будет одобрить решение. Если это будет отрицательное решение, отказать в возбуждении дел — это выльется все на улицы. Я могу это спрогнозировать однозначно. Если примет положительное решение и будет затягивать рассмотрение этих дел месяцами, а может, и годами, это тоже будет провоцировать протест.

 

Власть будет писать сценарий дальнейших акций протеста на улицах городов.

 

Это политика двойных стандартов внутри Беларуси, но также нужно понимать, что если есть угрозы в адрес депутатов и чиновников, то виновные должны быть привлечены к ответственности в рамках действующего законодательства. Здесь возникает и вопрос доверия к правоохранительной, судебной системе, оно значительно упало, если не потеряно вообще.

 

Если мы не завершим разбирательства о фактах насилия против граждан, гибели и исчезновений, то мы откроем ящик Пандоры. Если не будет поставлена правовая точка в этой ситуации, это будет обозначать, что все это будет повторяться в нашей стране. Что мы и видим сейчас, когда продолжаются задержания и избиения людей.

 

Можно ли управлять таким образом страной? Нет. Сможет ли нормально функционировать страна в такой ситуации? Нет. Это дестабилизирует не только общественно-политическую ситуацию, но уже привело к угрозе экономической дестабилизации.

— Я бы хотел вас попросить оценить случай недопуска в страну митрополита Тадеуша Кондрусевича, в отношении которого вообще нарушили конституционное право возвращения на родину.

— Это вызывает только негодование. Конституция гарантирует право гражданина Беларуси вернуться на свою территорию, это исключительный случай со времен СССР. Я надеюсь, что на это будет реакция всех христиан Беларуси. Государство здесь нарушает права католической церкви из-за невозможности возвращения иерарха.

 

Здесь тоже власть пишет негативный сценарий сама. Я с трудом представляю, что христианская общественность на это может положительно отреагировать. Каковы основания, в чем причины таких действий в отношении  иерарха костела, который выступал за расследование уголовных дел о фактах насилия в отношении граждан Беларуси, который пытался наладить диалог и выразил свое негодование?

 

У нас на сегодня линия закона перестала действовать, в том числе избирательное законодательство, если даже в Верховном суде нельзя рассмотреть жалобу по существу, нарушается Уголовный кодекс, не заводятся дела.

 

На сегодняшний день в Беларуси прекращена деятельность законодательства. Это ужасная, неприемлемая ситуация. К чему это может привести, трудно представить.

 

Я поймал себя на мысли, когда увидел кадры с военной техникой на улицах Минска, что меня это не удивляет. Мы подошли к такой ситуации, что не знаем, а что еще такого могут сделать в Беларуси. Мы начинаем привыкать, что БТР могут быть на улицах и солдаты стоят в оцеплении с автоматами, а министр обороны заявляет, что выполнит любой приказ, даже незаконный.

 

Может ли функционировать в таком состоянии государство? Мой ответ: Нет, не может. Уже перейден рубеж, и думаю, что ситуация разрешится в ближайшее время. Таких примеров в истории было много. Чем они заканчивались, мы знаем. Это завершалось изменениями. И у нас эти изменения наступят.

Павел Латушко покинул Беларусь в сопровождении посла Польши

Подписывайтесь на нас в: Яндекс. Дзен, Google Новости, Telegram-канал, «секретный» Telegram-чат!