Почему мы так живем в Витебске? Про ужасные дорожки, газоны и вечно забитые парковки возле домов

Хотя большинству это по барабану, и удивительного в этом ничего нет


Как-то, в смутные 90-е, наблюдал живописнейшую картину. В добитый закопчённый «Икарус» вошла элегантная симпатичная дама средних лет с манерами аристократки. В красивом светло-сером пальто, с соответствующей сумочкой под лакированные сапожки и в красной широкополой шляпе. Ну, просто леди из Виндзора. Прошла в салон  и села на свободное место. А место представляло из себя затертое, во многих местах порванное, местами  грубо штопаное сиденье. Боковая засаленная панель из ДВП под немытым окном была наполовину оторвана и верхняя ее часть ритмично покачивалась в такт движению автобуса. И так мы и поехали дальше. Она с гордой осанкой, а я с болью в груди и яростью от возмущения нашей реальностью. 

Времена во многом изменились к лучшему. Появились почти современные, но аккуратные автобусы и маршрутки. Потихоньку обновляется трамвайный парк. Народ из старого европейского ломья пересел в новенькие российские фольксвагены, шкоды, рено и т.п. Но Витебск остался городом контрастов. И контрастные картинки встречаются на каждом шагу. 

Не дают покоя размышления о причинах нашей весьма скромной жизни, корявости быта, необустроенной городской среды. Город растёт вширь, оставляя пятна заброшенных и ветхих зданий, неорганизованные территории, деревянные избушки, заброшенные заводыИ мне представляется, что главными причинами являются не только безразличное отношение к Витебску со стороны властей, но и такое же отношение к нему большинства жителей. Ведь и для тех, и других этот город чужой. 

Это массы коренных питерцев, москвичей, киевлян, рижан или варшавян переживают за «свой» родной и любимый город, которым они гордятся. В котором проходит ВСЯ ИХ ЖИЗНЬ. А наши «горожане» и тут делятся на «витеблян», «витебчан», «витьбичей» и «витебчуков». Хотя большинству это по барабану. И удивительного в этом ничего нет. Так получилось, что они оказались здесь случайно и (желательно) временно. «Коренных» не более 10%. Одни не вернулись после войны, другие уехали в землю обетованную.   

На мой взгляд, состояние городской среды, то есть среды нашего с вами обитания, зависит от трёх факторов: 

В первую очередь от самих горожан, которых устраивает или нет их образ жизни.  

Нужны ли им чистые улицы, дворы, подъезды или для них это просто чужеродное пространство, которое необходимо преодолевать между домом, магазином и работой? Нуждаются ли они в эстетических ощущениях, в связи с природой в благоприятной экологической среде? Существует ли потребность в семейных, парных или индивидуальных пеших или велопрогулках? Волнует ли их состояние здоровья в жаркий летний день или в стужу? Беспокоит ли состояние их обуви в дождливую или снежную погодуИнтересует ли их вид существующих и строящихся зданий и привлекательность архитектурных сооружений? 

Во вторую очередь от представителей городской власти: горсовета, горисполкома, служб ЖКХ, которые по определению должны существовать только для того, что бы обеспечивать именно благоприятную среду обитания жителям города, а не для «освоения» скудного городского бюджета. 

Но есть ли у них заинтересованность в эффективной работе, качестве городской среды? Имеется  ли стремление профессионально и достойно исполнять их обязанности перед городом? Существует ли заинтересованность в экономии бюджетных средств? Нуждаются ли они в обратной связи с жителями города? Теми самыми налогоплательщиками, которые обеспечивают их трудовую занятость и заработную плату. Или главная задача – только взаимоотноситься с начальством? 

И в третью очередь от грамотности, профессионализма, культуры и воспитания Главного Архитектора Города. От его творческого потенциала и принципиальности, а не готовности согласовывать извращенные капризы властей и «выгодных» «инвесторов», ради продления срока пребывания в должности. 

Заинтересован ли самый Главный архитектор в сохранении многовекового исторического и архитектурного наследия древнего города? Стремится ли он к созданию гармоничной городской среды, как его учили ученые мужи в академии? Волнуют ли его результаты деятельности, как архитектора-градостроителя города, которым мог бы гордится, как своим детищем и которым могли бы гордиться мы – его граждане. Считает ли он свою работу полезной для людей? И наконец, любит ли он город, который строит? 

Мы всё еще удивляемся диким на наш взгляд обычаям европейцев и американцев входить в квартиру в обуви. Не разуваясь! Не производя впечатление на хозяев ни запахом, ни цветом, ни художественной штопкой носков. Но в глубине души мы понимаем, что у них нет такой надобности. Если на улице дождь, то у них это означает не грязь на подошвах и верхе ботинок, а дополнительное споласкивание дистиллированной водой. Грязь взять негде! 

Ещё одна зарисовка из истории города. 

В 1965-1966 году благоустраивали Оршанскую площадь (пл.Победы). Компьютеров для расчета траекторий людских потоков ещё не существовало, а площадь сквера была значительной. И проектировщики решили эту проблему проще. Раскатали ровную грунтовую площадь и оставили на некоторое время «под паром». За пару недель люди протоптали себе стёжки-дорожки. После этого оставалось только уточнить проект и закатать на месте тропинок асфальт. Поэтому за 43 года жизни сквера в нем не появились грунтовые тропинки на чистых зелёных газонах. Так было сделано через 20 лет после военной разрухи. 

С тех пор прошло более полувека.  Во много раз выросли штаты городских чиновников и проектных институтов. Появилась мощная техника и немеряное количество тротуарной плитки. Каждое лето многочисленные бригады укладывают квадратные километры тротуаров, шириной 4 – 6 метров. Как будто предназначенных для колонн демонстрантов. А ходим мы преимущественно по грунтовым тропинкам, как в деревне «Гадюкино».  

Куда уж нам до Виндзорских газонов, элегантных леди и начищенных ботинок. 

Фото Геннадия Муратова

Фото Геннадия Муратова

Фото Геннадия Муратова

 А вас это удивляет? Меня – не очень.  

Дело всего лишь в формальной заботе о городской среде. Всё должно быть только по проекту. Если его нет или на него нет средств, то сделать твердое покрытие дорожки не представляется возможным. И даже наказуемо. Согласование задания – это та ещё тема. 

Проектировщикам за дорожку надо отвалить так, чтобы хватило и руководящему аппарату, и экспертизе. Объект ведь ответственный. (Безопасность движения, бюджетные средства). А на чертеже тётенька-архитектор должна нарисовать такой орнамент дорожек, чтобы эти кренделя впечатлили и начальника, и чиновника, и пассажира самолёта, пролетающего над объектом, и Всевышнего, если он посмотрит на нас со своего облачка.

А вот как вы будете преодолевать этот лабиринт квадрата, вписанного в круг, никого не интересует. 

О курсе школьной геометрии, где доказано, что кратчайший путь между двумя точками – прямая, они уже давно забыли. В головах уже другая математика нерыночного авторитаризма. Поэтому нам с вами придётся пройти по незапроектированной хорде или диагонали. А не по прямой из школьной программы, соединяющей точки нашего маршрута. 

Фото Геннадия Муратова

Фото Геннадия Муратова

Фото Геннадия Муратова

 Когда дождик помочит уже нашу утрамбованную тропинку, мы пройдем по газону рядом, потом ещё рядом, пока не превратим её в широкий грязный проспект, а нашу обувь приведём в негодность. В лучшем случае оботрём её о тот же газон. 

На субботнике или по наряду ЖЭУ, нашу тропинку старательно перекопают для пущей грязи, чтобы не повадно было, и перетянут ленточкой. Можно ещё воткнуть пять табличек «По газонам не ходить!». 

 Но через пару дней тропинка опять гладенько притоптана.  

Такие народные тропы у нас проложены повсюду. Думаю, что их общая протяжённость не меньше протяженности широких замощённых тротуаров, которыми вообще никто не пользуется.  

Фото Геннадия Муратова

Фото Геннадия Муратова

 Особенно меня умиляют тропы возле Октябрьского райисполкома, которым столько же лет, сколько зданию РИК. И, заметьте, всех это устраивает. Всех! 

Фото Геннадия Муратова

Фото Геннадия Муратова

 Или вот еще один пример деятельности «всё наоборот». В жилой микрорайон на улице Правды уже десятки лет от остановок транспорта и оборудованных переходов через улицу, жильцы вынуждены топтать тропинки. И никому до них дела нет. Может быть потому, что денег нет? Зато благоустроенный сквер в центре ул.Кирова, которым никто не пользуется за ненадобностью, запланирован к капитальной реконструкции. С перекладкой дорожек, строительством некой арки, через которую никто ходить не собирается. Несмотря на наличие скамеек, дышать выхлопными газами и наслаждаться гулом транспорта никого не привлекает. (Разве только городское начальство для мазохизма ходит туда прогуляться?) С заменой литой ограды, которую некому и незачем преодолевать, на всё ту же гранитную балюстраду. Может быть потому, что деньги всё же есть? Важно только, через кого их прокачают? Загадочно!  

Фото Геннадия Муратова

Фото Геннадия Муратова

Фото Геннадия Муратова

 

Газоны в нашем городе тоже как бы есть и за ними следят, и даже подстригают. Но как витебский губернаторский дворец отличается от Виндзора, так и наш газон отличается от английского. То, что у нас называют газоном, скорее просто поле, засеянное травой. И ходить мимо тропинок вам не рекомендую. Травмоопасно. Потому, что разровнять поверхность будущего «газона» могут только возле зданий администрации или перед входом в благополучную фирму. А таких у нас не густо. В остальных случаях всё традиционно – как получилось. А получается неровно. К тому же,по газону может прокатиться трактор, погрузчик или самосвал. Ни разу не видел чтобы развороченные колеи кто-нибудь заровнял. Может, мне просто в жизни не повезло увидеть такое? 

Зато российская мода на парковку легкового автотранспорта на газоне у нас прижилась основательно. В любом дворе это уже норма. А вот расширить твердое покрытие гостевых стоянок во дворах – не моги. Противозаконно. Тот же случай, что и с дорожками. 

Как-то, несколько лет назад, меня достали соседские водители, которые парковались как бог на душу положит. Я взял в руки кисть и краску и сделал разметку нашей гостевой площадки. И на ней вместо еле-еле четырёх стали свободно парковаться восемь автомобилей. Всё было хорошо. Но однажды сосед, лишённый прав, со злости припарковал свой добитый Мерс сикось-накось-поперёк посреди площадки. Да так и оставил без движения. Спустя несколько недель я вызвал ГАИ. Капитан, в присущей ему форме выражений, доходчиво мне объяснил, что я не прав. Владелец «Мерина» ничего не нарушил. Разметка неузаконенная. А я, если буду упорствовать, получу административный штраф за самовольную разметку.  

И нам ещё долго приходилось искать возможность парковаться. 

Фото Геннадия Муратова

Фото Геннадия Муратова

Припоминаю 90-е годы, когда ещё существовала служба охраны окружающей среды. Работала и бдительно следила за порядком в вопросах экологии. В те смутные времена мы ещё хотели походить на цивилизованные страны Европы.  

Совсем как в Германии, жители домов или патрульные ППС звонили дежурному ГАИ, сообщая о нарушении правил остановки/стоянки (ст.99.10. ПДД РБ). Через несколько минут приезжали сотрудники ГАИ и спокойненько выписывали не детский штрафик. Вскоре работы у них поубавилось по причине отсутствия нарушений. 

Но наш президент объявил, что «он нас за цивилизованным миром не поведёт». Директиву поняли, всё успокоилось, и хамство стало нормой. За последние годы я не слышал ни об одном случае наказания водителей за езду/парковку на газонах.   

Если всё же говорить про демонстрацию заботы о порядке в городской среде и людях, сюда можно отнести тротуары, велодорожки, ограждения пешеходных зон от проезжей части, остановки транспорта. Умолчать о последних тоже неловко. Умные ребята неоднократно прошлись комментариями по этим сооружениям ценой в хороший автомобиль. Но вообразите себе конструкцию автомобиля с тысячами деталей и сложнейших технологий, а затем сравните с десятком сваренных и покрашенных квадратных труб  и четырьмя листами закалённого стекла.  

У вас сошлось? У меня – диссонанс. Видимо что-то с головой! Или это не у меня?   

Фото Геннадия Муратова

Фото Геннадия Муратова

Фото Геннадия Муратова

И пусть бы оно было так, если бы за это заплатили сами заказчики из своих зарплат. Или мы, пассажиры, оценили бы достоинства конструкции. Но оценки сооружения, которое не создает тени и не защищает от ветра, явно не в пользу изобретателя. Правда, нескольких человек (без социальной дистанции) от дождя прикроет. Но присесть или поставить тяжёлый пакет смогут немногие счастливчики. А интервалы движения у нас не шуточные. 

И кстати, а зачем это дорогое стекло, если его залепляют рекламными постерами? А зачем эта конструкция вообще без стёкол? 

Вот так и ходим мы по нашему до сих пор не обустроенному городу в поисках своих путей-тропинок, продолжая слушать «депутатов», как скоро они сделают наш путь широким и светлым. Не могу не восторгаться бывшим председателем горисполкома Николайкиным. За десять лет сидения в кабинете никак не мог найти времени и средств для благоустройства города. (Уничтожение сквера пл.Победы и вырубки, под руководством Косинца – это не благоустройство, а нечто иное). Но став «депутатом палаты представителей», решил и там увильнуть от законодательной работы, пообещав горожанам вот теперь уже взяться за асфальтирование дорожек и тротуаров. Ну, просто классика жанра! 

Хороший вопрос мне задала сестрёнка, которая 40 лет назад покинула родной Витебск и вот уже 20 лет его не посещала.  Прочитав мои предыдущие заметки, она написала: «Да, но я даже расстроилась. Неужели Витебск совсем перестал быть красивым??? А напиши про хорошие изменения города. Или их нет??» 

Хочу найти достойный ответ. А что посоветуете вы? Что за последние 20 лет сделано или построено заслуживающее внимания? Такого, за что было бы не только не стыдно, но и вызывало бы  нашу с вами гордость за родной Витебск. 

У меня есть несколько примеров хороших решений. Но хотелось бы больше и ярче. Или слишком многого захотел? 

Подписывайтесь на нас в: Яндекс. Дзен, Google Новости, Telegram-канал, «секретный» Telegram-чат!