Простая жизненная история про Татьяну из Витебска. «У Бога всегда свой план, и ты его не угадаешь!» 
Автор:
Опубликовано:
12
Декабрь
2020
Комментарии: 2 комментария
Рубрики: Авторы Жизнь


Свою историю, полную и боли, и берущего за душу позитива рассказала Татьяна Леонидовна Петрище. Татьяну знают многие в Витебске. Она работала в медуниверситете, ее до сих пор вспоминают студенты. Рассказ получился долгий, но очень искренний. Не скрою, пост Татьяны я увидела на Фейсбуке, и он настолько понравился мне, настолько впечатлил, что я попросила разрешение обработать эту историю для «Витебского курьера news«. Я читала и училась оптимизму от этой потрясающей женщины.

Вот ее история:

Мне 47 лет. Но я не чувствую свой возраст. Мне иногда кажется, что мне все еще двадцать. Но это не так. В 20 лет я училась в институте, была здоровой, ходила на своих двоих и верила, что завтра будет лучше, чем вчера. Хотя я и сейчас в это верю.

Многие говорят, что я позитивный человек. С этим соглашусь. Люблю хороший юмор, шутить и прикалываться. Это просто на уровне рефлексов. Юмор и позитив – наше все! А как иначе, я – счастливый человек! И еще говорят, что я сильная! Раньше это меня смешило, а теперь скажу: «Да, пожалуй». На самом деле каждый человек может гораздо больше, чем изначально себе представляет.

Я родилась в Витебске, прожила в этом городе всю жизнь и живу сейчас. В моем городе родился Марк Шагал.

В моей памяти остались яркие вспышки событий детства. Это была счастливая жизнь обычного советского ребенка. Папа работал строителем, мама – на заводе.

Петрище 16
Отец и мать Татьяны. Фото сделано через год после их свадьбы

С нами жила бабушка, папина мама. Мы никогда не шиковали, не ездили на курорты, но и никогда не жили впроголодь. По выходным часто ходили в кино. И при этом мамочка умудрялась откладывать деньги на книжку. Мои родители – дети войны, пережившие оккупацию. Оба они выросли в деревне. У них было голодное детство. Поэтому в приоритете всегда была еда. Мама могла пожалеть деньги на одежду, но на шоколадку – никогда.

Петрище 11
Дедушка Алексей и бабушка Поля, родители мамы Татьяны
Петрище
Бабушкин брат Эдуард, бабушка Лена и дед Иосиф. Папина родня Татьяны

После рождения у меня было заражение крови. Но я выжила, наверное, потому, что родилась девочкой. У девочек лучше иммунитет. При выписке из роддома доктор сказала маме, что я буду неполноценной. Доктор, вы ошиблись! Я была в числе лучших учеников класса и школы. В аттестате у меня всего одна четверка, и та по физкультуре.

Петрище 3

Мама сделала за меня выбор лишь однажды, определив меня учиться в художественный класс, потому что  я любила рисовать и у меня неплохо получалось. Потом всю свою сознательную жизнь выбор я делала сама. Помню, как мамочка проверяла мои прописи. Это было в начале учебы в первом классе. А потом она мне  сказала: «Это твоя учеба, учись сама». И я училась! Первый класс закончила с похвальным листом. Затем была старшая школа, пионерия, комсомол. Меня не нужно было пихать на секции и кружки. Я сама выбирала те, которые мне были интересны! И до сих пор с удовольствием  делаю то, что мне нравится. А еще стараюсь уважать выбор других. Это называется Свобода Воли.

Петрище 12
Сестры. Мама Татьяны и тетя, родная сестра мамы

В школе я заикалась. Заикание победила, и очень горжусь своей маленькой победой. Как? Я просто выступала везде, где только могла. Но при этом хотелось сказать все быстро и громко. Наверное, поэтому до сих пор я говорю скороговоркой. Заикаясь, я копировала маму. В окоп, где они прятались во время войны, попала бомба, и ее контузило. Когда она постарела, заикание прошло само собой. Но  из-за этого она не смогла поступить в институт. И всю жизнь об этом жалела. Свою несбывшуюся мечту она транслировала на меня. В детстве я всем говорила, что закончу школу, потом институт, а потом выйду замуж. Так оно и получилось, именно в этой последовательности.

Петрище 4
Героиня нашей истории

После школы хотелось на журфак или юридический. Но мама была категоричной – только Витебск. Это было второй раз, когда она вмешалась в мой выбор. Возможно, материнская  интуиция спасла мне жизнь, начались 90-е. Я выбрала самый престижный вуз города – медицинский. В тот год бабушка умирала после инсульта. Но не только это было причиной плохой подготовки. И я провалила последний экзамен по биологии. Но идти работать не хотелось, а еще я очень любила учиться. И сейчас люблю.  Мне повезло. По среднему баллу аттестата меня приняли в медицинское училище без экзаменов. Я училась на санитарного фельдшера, слабо понимая, что это такое. По специальности не работала, потому что к окончанию училища уже знала – не мое. Но благодаря учебе  я получила отличный навык – видеть, замечать, думать и анализировать! А еще теперь точно знала, что хочу поступить в медицинский институт!

На этот раз у меня был красный диплом, и я выбрала фармацевтический факультет. На экзамены шла с твердой уверенностью, что поступлю. Причем именно сейчас или никогда! Это было похоже на одержимость. Только Вселенная знает, как я смогла сдать все экзамены на «четверки» без репетиторов, без зубрежки и без блата! Я до сих пор считаю, что к этому приложило руку Провидение. Институтские годы практически не помню, за исключением нескольких праздников и дней рождения одногруппников. Наверное, потому что все время занимала учеба.

Петрище 9
В медуниверситете, 2000 год

С четвертого курса начала подрабатывать на кафедре лаборантом. Всегда хотелось карманных денег. Как ни странно, при трудоустройстве пригодились школьные навыки по рисованию — нужен был лаборант с навыками художника. Мамин выбор сработал! После института я осталась на этой же кафедре по распределению. Потом поступила в аспирантуру, но диссертацию не защитила. Не срослось.

Работала по 12 часов, но не за деньги, оклады были мизерными, а за идею. Вела маленький, но интересный предмет. Делала презентации, материалы к занятиям и написала  авторский курс лекций почти на 600 страниц! Его издали в 2011 году. Оказалось, мои лекции многим студентам нравились. Приятно, когда взрослые дяди и тети говорят мне об этом через много лет. История медицины расширила мой кругозор, и сделала из меня специалиста широкого профиля. Я называю себя провизор-философ.

Петрище 14
Татьяна с выпускниками медуниверситета

Теперь о болезни. С 1998 года живу с ревматоидным артритом. Как раз в этом году я закончила институт. На выпускной купила классные польские туфли на каблуке. Тогда они обувались единственный раз. Когда шли домой, мне пришлось их снять. Очень сильно болели ноги. Все симптомы рассказывать не буду, это скучно. В сентябре я уже не могла утром взять в руки кружку с чаем, мама застегивала мне джинсы, и так я шла на работу.

Помню свою первую госпитализацию. Помню, как на второй день, придя в палату, доктор спросила: «Как дела?». Я сказала что-то вроде: в целом нормально, болит, но меньше. А вот ответ врача звучит в ушах до сих пор: «Привыкай. Теперь будет болеть всегда». А потом я стояла у окна и плакала, когда пришло осознание:  мне только 25 лет, а у меня уже тяжелое хроническое заболевание. Всю его тяжесть и возможные осложнения я тогда и близко не представляла.

На момент знакомства с будущим мужем я болела около трех лет. К тому времени уже почти  решила, что детей у меня не будет. Как медик, я понимала, чем может быть для ребенка чревато мое заболевание и те таблетки, что я принимала. А может не хватило смелости? Вселенная услышала меня и в этом и послала мне моего Человека. Не пробовать и не рожать было нашим общим решением. Было ли оно ошибочным? Не знаю. Но оно было принято.

Петрище 8

Для меня моя работа всегда очень много значила. Но я очень не люблю рутину. И в мозг настойчиво начала прорываться идея о том, что надо что-то менять, что я застряла и т.п. Наверху приняли сигнал, и все решили.

Вы замечали, что у Вселенной и Господа Бога просто обалденное чувство юмора? К исполнению желания извольте получить в довесок что-нибудь «веселенькое». В 2011 году у меня обнаружили опухоль мозга. Я помню этот момент, как мне было страшно и как я плакала, выйдя из кабинета нейрохирурга. Врач сказал, что оперировать не обязательно, можно просто наблюдать. Ходить с какой-то хренью в голове и думать о том, убьет она меня или нет? Шутите? После беседы с заведующим отделением я приняла решение – операции быть. К счастью, операция прошла нормально, а опухоль была доброкачественной. Мой низкий поклон доктору Семенову. В реанимации я провела 6 дней. Для меня это был миг, для моей семьи – вечность.

Я помню то ощущение абсолютного счастья, когда меня перевели в палату! Звонила мужу по мобильнику и что-то щебетала в трубку, не узнавая свой собственный голос. Перед операцией я первый раз в жизни исповедовалась и причастилась. Когда причастилась после операции, катетер в руке перестал ныть и спокойно простоял ещё пару дней как раз до отмены лекарства. Теперь я знаю буквально, что такое маленькие радости и какой восторг они могут доставить: первый раз сходить в туалет, после того как 10 дней стоял мочеприемник, восхитительный вкус больничной еды, а еще вкус питьевой воды из бутылки после трубочки. И просто увидеть родные лица.

Операция была в сентябре. После нового года я собиралась выйти на работу. Но как обухом по голове было решение МРЭК – 2-ая группа инвалидности на год, не рабочая. Подумала: зачем? Но наше государство ничего просто так не дает. Весной у меня начались панические атаки, и я просто не могла нормально выйти погулять. Мы спускались с мужем вниз, а назад он буквально волок меня на себе. В университет я вернулась только через полтора года. Правда, уже на другую кафедру, на полставки. Я скучала по своему предмету, но так уж сложились обстоятельства. Когда дали третью группу, я перешла на полную ставку. И вроде все стало возвращаться на круги своя…

Годом катастрофы стал для моей семьи 2016 год. В феврале у свекрови был первый инфаркт. В октябре 2016 года ее не стало. С ней мы прожили почти 16 лет. Замечательная была женщина. Но одна беда не ходит. Когда по свекрови было 40 дней, я лежала в больнице после операции. Мне дренировали суставы. В них был гной. До этого я около полугода ходила с дикой болью в колене, но все списывали на артрит.

После операции гной из колена выделялся еще полгода. За это время развилась контрактура суставов. Теперь моя левая нога не разгибается полностью. Левый лучезапястный сустав тоже не разгибается, поэтому я не могу нормально обхватить ручку костылей. Через некоторое время после операции уже не могла сама ходить. Причем в этом есть и моя вина. Надо было разрабатывать колено, делать массаж и прочее. Три месяца больничного, снова МРЭК и 2-ая нерабочая группа инвалидности (теперь она у меня бессрочно).

В течение полугода большую часть времени я просто лежала. В туалет ходила на утку, или муж вел меня на унитаз (в одной руке был костыль, другой я опиралась на его шею). Но по-своему мне было комфортно и удобно. Да, мне реально было плохо. Но зато муж всегда был рядом. Муж к тому времени уволился с работы и оформился по уходу за моим отцом. Но по факту смотрела за мной. Тогда еще жива была моя мама. Для счастья так мало надо. Нам было хорошо вдвоем.

В мае 2017 года у моей мамы произошел обширный инсульт, а через 2 недели ее не стало. Ей было 80 лет. Папу мы забрали к себе. У моего мужа на руках теперь было 2 инвалида. Один слепой, второй неходячий. Я пыталась начать ходить, но одни костыли мне казались тяжелыми, вторые — неудобными. Конечно, проблема  не только в ноге и моих руках, но и в голове.  А еще я расслабилась, позволила мужу взвалить на себя все и вся, спряталась за болезнью от реальности.

Петрище 5

С момента моих проблем с ногой у меня часто возникало ощущение какого-то странного замкнутого круга, который скоро должен разорваться. И он начал рваться со страшной силой и скоростью  в конце 2018 года. Помню, это был день нашей свадьбы, 20 октября. Позвонила моя тетушка и сказала, что умер ее сын. Моему брату было 46 лет. За две недели до своей смерти он помогал забирать меня из больницы после повторной операции на руке (опять был гной).

Ну а такого нового года как 2019-ый у нас никогда не было! Да и сам год оказался с сюрпризами. Днем 31 декабря у папы произошел второй инсульт. Мы вызывали «скорую» три раза. Третья скорая забрала его в больницу. На КТ был обширный очаг поражения. Признаюсь честно, мы подумали, что это конец. Но папа оклемался. Слава Богу, он и сейчас сам ходит в туалет и кушает! А для себя я вынесла важный урок: никогда не делай поспешных выводов, у Бога всегда свой план, и ты его не угадаешь!

Через два месяца, в конце февраля 2019 года случилась моя самая большая беда – от двусторонней пневмонии умер мой муж. Он сгорел за две недели. Вначале мы грешили на банальную простуду, пили антибиотики, сбивали температуру. Потом была первая скорая. Ехать в больницу муж отказался. Не хотел нас оставлять. Плюс негативный опыт общения с врачами, когда умирали наши мамочки. Вторая скорая забрала его в реанимацию. Но уже было поздно…

Петрище 13
Татьяна с мужем

О, этот холод по спине, когда позвонили из больницы, я буду помнить вечно! Тело обмякло, я хотела в туалет, но встать не могла. Мышцы не слушались. Благо рядом была моя тетушка. Господи, почему я не позвала ее раньше?! Еще несколько месяцев назад после смерти ее сына мы пытались ей внушить, что у вас же есть внуки, вы должны жить ради них. Боже, какую ерунду мы тогда несли! Я поняла это только после смерти мужа. Виню ли я врачей? Да. Виню ли я себя? Да. Но у меня в тот момент, когда была первая скорая, просто выключили мозг. Видимо мой муж выполнил свою миссию, надеюсь, сейчас ему лучше, у него ничего не болит, а свой билет в Рай он сполна отработал. А вот моя миссия еще не окончена. В чем она? Не знаю.

Но я точно теперь знаю, что именно в условиях сильного стресса мой мозг начал находить варианты, которые раньше в упор не видел. Первым делом я решила самую главную проблему для инвалида: «Как самостоятельно сходить в туалет?». Нашла мастера, который мне изготовил надежные поручни в туалете. Стала передвигаться по квартире в компьютерном кресле. Потом пересела в инвалидное кресло, оно мягче ходит и соседям над головой не грохочет. И знаете, организм начал перестраиваться.

Я все еще не могу ходить. Долго объяснять почему. Но буквально за полгода самостоятельной жизни я стала в разы больше двигаться и вставать, готовить, кормить себя и папу, убираться в меру своих сил и возможностей! Правда на бытовую рутину у меня уходило и уходит много времени, больше, чем у обычных здоровых людей. А еще в моей голове периодически звучит вопрос: «Почему? Почему я не делала этого раньше?».

Петрище 6

Теперь я знаю цену словам «друг», «приятель», «просто знакомый». После смерти мужа мне помогли друзья, родственники, коллеги, однокурсники. Одна бы я точно не справилась. А еще моя тетушка, мамина родная сестра, несколько месяцев жила с нами. Я начала постепенно приходить в себя. К сожалению, она так и не смогла оправиться после смерти сына, и в июне ее не стало. Инфаркт. Свою миссию она наверное тоже выполнила – помогла мне вернуться к жизни!

Меня часто спрашивали по началу: «Как ты справляешься?». И мой ответ всегда был один: «А что у меня есть выбор?». То же самое я могу сказать и сейчас. Да, у меня вторая группа инвалидности. Я живу со слепым отцом, а после инсульта у него еще бывают и проблемы с головой, банальная старческая деменция. У меня есть кошка и кот. И скажу вам, это отличные антидепрессанты. Нам помогают социальный работник и мой брат, а еще соседи, родственники и друзья! Спасибо бабушка, что родила и вырастила пятерых детей!

Уже несколько лет я удаленно сотрудничаю с Центром «Геронтология» в Москве, веду социальные сети, периодически пишу научные работы. Возглавляет Центр профессор К.И. Прощаев, его заместитель — профессор А.Н. Ильницкий. Оба они — выпускники нашего витебского меда, земляки Ф. Скорины. Парни, если вы читаете этот текст, спасибо, вы лучшие! Благодаря вашей поддержке, я вернулась в свой мир — мир научной медицины, получила новые знания и открыла для себя нутрицевтики. Когда тебе уже не 30 и даже не 40, знания по геронтологии – очень полезная штука!

Петрище 7

Мое возвращение к жизни после смерти мужа совпало с началом моего знакомства с продукцией одной российской сетевой компании. И я подписалась в сетевой бизнес. Вначале как потребитель. Но сейчас пробую развиваться on-line.  Благо, современные технологии позволяют. А сейчас в условиях пандемии коронавируса большая часть и обычного бизнеса тоже перетекла в сеть. Но сетевой — это бизнес отношений. Для меня как инвалида, который уже больше года не выходит из дома, важно общение, саморазвитие, ну и деньги разумеется.

Практически год ушёл у меня на принятие новой реальности и новой себя. Нет, я не продавец. И я не продаю через интернет. По менталитету я по прежнему преподаватель высшей школы, как бы пафосно это ни звучало.  Педагог — это диагноз. Я люблю учиться сама и учить других. Теперь я учусь учить людей, как получать максимальную пользу от продукции, как оформлять заказы через интернет и др.

Да, в моей жизни были потери, которые ничто не сможет компенсировать. Моя жизнь далека от идеалов здоровья. Но знаете, она мне нравится! Буду рада, если смогу кому-то помочь, как когда-то помогли мне. В том числе если кому-то поможет  моя история.

Берегите себя. Мы не можем изменить прошлое, но только мы решаем как жить сегодня!

Метки: ,
Комментарии: