Ратуша в Витебске, коронавирус, Беларусь и беларусы. Про то, что думают многие, но в слух не говорят!


Рубрика «Нетипичный читатель» была создана, чтобы каждый желающий мог высказаться по любой волнующей его теме. И сегодня мы публикуем письмо, присланное нашим постоянным читателем Геннадием Муратовым. Начинается оно очень просто —  с Ратуши, а заканчивается… Впрочем, лучше читайте сами. Личный взгляд на нашу общую жизнь, от политики до вируса и острого юмора.

Вот эта обычная публикация в ФБ послужила поводом для обсуждения, с виду совершенно безобидных обсуждений, которые спровоцировали меня на изложение своей точки зрения на наше белорусское общество. Началось с моего комментария о том, что вещи следовало бы называть своими именами. Какое здание изображено на фотографии?

пост на фейсбук ратуша

Фото предоставлено читателем

Началось с моего комментария о том, что вещи следовало бы называть своими именами. Какое здание изображено на фотографии? Если это Ратуша, то – бывшая (XVI – XIX век). Тогда это, может быть, и бывшая каланча, как называли её витебляне с конца XIX века до 1974 года? Или, все же, это – краеведческий  музей? Именно в таком назначении используется это здание вот уже почти век.

Как всегда в полемике, мнения разошлись. Так как же следует называть вещи? По первоначальному происхождению, назначению или по актуальному? «Студент», «бывший студент» или уже «профессор»?  Или все же без разницы, как хочется, как бог на душу положит? И вопрос не столько в витебской ратуше-каланче-музее, сколько в наших мозгах и картине мира.

Язык дан людям для адекватного понимания собеседника, точного представления о предметах и процессах. И только понимая друг друга, люди способны оценить проблему, составить собственное представление, принять верные решения и получить благоприятный результат. Именно для этого скрупулезно формулируются фразы в законах, принимаются глоссарии в научных и технических текстах, договариваются о терминологии. Чем смартфон отличается от телевизора или веник от метлы? Цель – точная оценка, избежание неверного толкования и, как следствие, катастроф.

Однако в мозгах моих соотечественников – тотальная катастрофа!

Думаем одно, говорим другое, делаем третье. «Что он мог иметь ввиду, что замышлял, когда сказал мне?..» И никак не понимаем, почему живём в такой заднице?

Почему, живя в центре Европы, в XXI веке даже в городах (не говоря уже о деревнях) люди живут в деревянных избушках времен средневековья с отхожим местом в скворечнике по грунтовой тропинке за домом? (А ночью в ненастье – всем в ведро?)

Как так получается, что, говоря о «Парке высоких технологий» в «IT-стране», ребята из Пало-Альто комментируют только со стыдливыми ироничными улыбками, боясь обидеть собеседника?

Как так выходит, что с каждым годом, напрягаясь все интенсивнее под «жэстачайшым» контролем самого Главы государства, мы всё дальше отстаём от цивилизованных стран?

Гимном Беларуси вполне могла бы стать популярная песенка:

Что они не делают – не идут дела.

Видно в понедельник их мама родила.

Может быть потому, что активно используем для своей картины мира критерий «Как бы»? И традиционный ответ: «Да, нет!».

Нет, Да!

Да. Наша страна – как бы ВКЛ! Но Беларусь. А белорусы – как бы литвины.

Да. У нас как бы есть свой язык – мова. И мы как бы ее знаем, «але ж размаўляць сорамна».

Да. У нас как бы есть свой красивый «бел-чырвона-белы» национальный флаг. Но мы имеем право пользоваться только как бы государственным «закатом над болотом» — флагом БССР.

Да. Та же история и с как бы гербами.

Да. У нас как бы есть свои герои: Сапега, Костюшко, Калиновский, Быков… Но улицы в нашем городе названы: Ленина, Суворова, Свердлова, Урицкого.

Да. У нас как бы независимая суверенная держава, во всех отношениях зависящая от России и её правителя. И в политике, и в финансах, и в экономике, и в сырьевых ресурсах, и в технологиях, и в возможностях торговли…

Да. Территориально мы как бы в Европе, но состоим в преимущественно азиатском союзе. А Европа для нас – по-прежнему «Запад».

Да. У нас как бы демократия, правда, без права граждан высказываться и выбирать.

Да. У нас даже как бы есть Президент, который исполняет более близкую и понятную ему роль председателя нашего большого колхоза.

Да. Есть и как бы правительство – сборище молчащих, не имеющих права, боящихся, да и просто не желающих, принимать хоть какое-нибудь самостоятельное решение.

Да, чуть не забыл! У нас есть и как бы граждане, которые политикой не интересуются, в экономике не разбираются, в науку и образование не вникают, «ходят» как бы на работу, и как бы выполняют ее, а им за это как бы платят. И живут как бы совсем не бедно. Просто денег маловато. (Затрудняюсь произвести корректное сравнение с другими, тоже европейскими, странами).

Да. Мы – как бы трудолюбивый и добросовестный народ. Но сами прокормить себя не можем. Нас как бы кормит правительство во главе с президентом. И если они не постараются, «нам жрать будет нечего».

Мы как бы живём как бы в XXI веке. Но мы даже не представляем, как мы далеки от него. Просто нам хотелось бы пользоваться такими же товарами, такими же услугами, жить в таких же домах, как и граждане Европы или Америки. Но сами, также квалифицированно и эффективно, работать и производить соответствующую продукцию мы не готовы, не умеем и не можем. Поэтому и делаем как бы лекарства – дженерики, как бы одежду, которую не покупаем, как бы обувь, которая разваливается на ходу, как бы тракторы, которые не хотят покупать даже близкие друзья президента. Вот только цены на продукты и товары у нас не как бы в Европе, а как у крутых пацанов.

Так уж сложилось, что мы привыкли всегда и везде врать. Всегда, везде и всем. И в первую очередь самим себе. Может быть так удобнее, может быть просто приятнее?

Действительно, как грустно звучит «дом». Вот коттедж – это круто! И не важно, что во всем мире «коттедж» — это отдельно стоящий небольшой скромный домик из простых материалов для одной семьи. В нашем понимании это – большой, в несколько этажей, монументальный дворец.

Конечно, приятно думать, что Витебск – как бы «маленький Париж»! Только ничего похожего на Лувр, Версаль, Нотр-Дам-де-Пари, Сакре-Кёр, Триумфальную арку, стройные кварталы великолепной изысканной архитектуры и, наконец, Эйфелевой башни за всю свою жизнь так и не нашел.

Зато, как бы в самом центре Европы, в древнебелорусском Полоцке, установили пародию на жемчужину дизайна – свою как бы «Эйфелеву башню». Да, маленькую. Да, уродливую. Но уж как умеем. Но ведь на самом деле, не умеем создать ничего своего, более или менее выдающееся. Разве что пальмы из ПЭТ-бутылок, лебедей из покрышек да грибочки из тазиков на пеньках. Плохо скопировать, как у кого-то, только попроще – это всегда пожалуйста.

Из-за болезненного комплекса неполноценности, для повышения чувства собственной значимости Витебск даже нарекли «Северной столицей»! Вот уже десяток лет я всё никак не соображу: «Северная столица» какого государства? И тогда, какая столица «Южная»?

Очень приятное для души сравнение: «Мы — маленькая красивая страна, как Швейцария». Или Австрия. Приятно! Вдохновляет!   Смущает только то, что даже при их заснеженных Альпах:

СтранаНаселение, млн.челТерритория, тыс.кв.кмВВП/душу населения, долл.США
Беларусь9,42086 600
Швейцария8,54179 000
Австрия8,983105 000

И сразу как-то грустно становится.

Вот и при обсуждении темы «ратуши» возникло недопонимание. Почему не «ратуша»? Это же так солидно! Это престижно! Это делает нас самих как-бы настоящими европейцами.

Только вот по поводу назначения здания есть вопрос терминологии. «Ратуша» — (от немецкого Rathaus  — буквально «дом совета», в русском заимствовано через польск. Ratusz)  – орган городского или посадского управления. И за последние полтора века это здание не использовалось для этих целей. А вот в качестве музея уже почти век как используется. Не срок?

И городского совета, как такового, у нас тоже целый век как не существует. Вместо него — 60 человек, назначенных для визирования решений руководства горисполкома.

И ведь, как ни странно, и «мэра» (бурмистра), как в Европе, у нас тоже не может быть. Потому, что у нас нет магистрата и потому, что он не избираемый, а назначаемый «Председатель горисполкома». (Единственным мэром был В. Неушев в 1993-1995 годах).

Вот «Губернатор» у нас мог бы быть. По функциям и процедуре назначения соответствует. Но тогда надо бы это название утвердить. А пока он называется «Председателем облисполкома». Потому что мы продолжаем существовать по обычаям ХХ века в извращенной БССР.

Как бы ни солидно звучало слово «Сенатор», но по тем же причинам он — «Член Совета Республики». И «конгрессменов» у нас быть не может, потому, что они – «депутаты Палаты представителей». Но и здесь с логикой не согласуется, поскольку назначенцы администрации могут представлять только администрацию Президента, а никак не граждан, которые их не выбирали и перед которыми они не несут ответственности. И «парламента» у нас никак не может быть потому, что в Беларуси «парламент – не место для дискуссий», а «депутатам» запрещено «заниматься политикой». (Возникает недоуменный вопрос: «Так чем же они там занимаются?»).

Политикой в Беларуси позволено заниматься только одному человеку. И это не премьер-министр и не министр иностранных дел, как вы могли бы подумать. Это только, так называемый, «Президент». Да и тут не без раздвоения психики. В какой стране вы видели президента, командующего  посевами, уборочными страдами и обучающих, как правильно ухаживать за «обосранными» коровами? По факту, функции, выполняемые этим должностным лицом больше соответствуют «председателю колхоза» «Несоветская Беларусь». Но по форме правления он, пожалуй, соответствует одному из используемых названий – «Глава государства» (начальник страны). Все знают, что он – узурпатор власти, но тихо не возражают. А что толку?

Вот уже 26 лет, почти каждую пятницу, но обязательно каждую неделю с телеэкранов вещает нам о том, что он натворил и что еще собирается натворить. Направляет нас на свершения с предстоящего понедельника и на пятилетку. Поэтому для себя я называю его Понедельником.

И никого не удивляет аттракцион, который у нас называется «выборы». Негласный общественный договор между Главой государства и населением страны: все абсолютно точно знают, что в этом ни явка, ни «за», ни «против» Центризбирком не интересуют, ну просто совсем. Все знают, что избранным окажется только тот «кто надо» со счетом 86% — «за», при явке 94%. Итого 80% населения «окажут доверие» власти.  И поэтому ходить на голосование – просто стаптывать обувь. Но абсолютное большинство идет. И галочки-крестики в бумажках ставят. Зачем? Почему? Так принято! Такой национальный обычай. А то начальники могут обидеться. Лучше сходить. Все равно ничего не изменится. К тому же, все равно никого другого нет.

Представляете себе нашу национальную «логику»?!

Да, Глава государства никудышный. (Ну какой есть.) Не справляется с проблемами. (Знаем). Позорит нас перед всем миром. (Привыкли). На родном языке умеет только ёрничать. (Стыдно). Никому другому претендовать на этот пост он не позволит. (Не сомневаемся).

Но ни кому другому и мы сами не поверим. Значит, лучшего, чем есть, быть не может. Поэтому пусть будет, хоть и никудышный.

То есть априори, из 9 400 000 белорусов только один достоин, да и тот никудышный.

Да, Он уже достал! Но, такова судьба. Терпим. Вот если бы прилетел вдруг волшебник в голубом вертолете и бескровно сменил бы Его! Или, хотя бы, внезапно появился сильный, честный, бескорыстный, справедливый, молодой, красивый, говорливый и красноречивый Супергерой и наобещал бы нам счастье на все времена — вот тогда было бы здорово!

Можно смеяться сколько угодно, но в эту же забаву активно играет как бы «оппозиция», которая как бы есть. Конечно. Ведь для поддержания иллюзии «демократии», такой атрибут необходим. И эта горстка «оппозиционных» «политиков», отчётливо зная и понимая свою жалкую роль показательного лузера, расталкивая локтями друг друга, устремляются на «выборы», которых, по их же словам, просто нет.

«Равные права для всех» все понимают отчетливо. Представителям власти можно все, а граждане обязаны работать, платить налоги и всякого рода сборы. Как то: за субботники, за школы, за медицинские услуги, за подписку на «центральные газеты», за «профсоюзы»… И главное право граждан – молчать. Шествия попов, БРСМ, Дедов Морозов, клоунов, «городских мероприятий должны» проходить по проезжей части центральных проспектов и площадей с перекрытием движения. Остальным, если вдруг и позволят, то только в парке Мазурино, с баснословными счетами за ЖКХ, милицию и медпомощь.

Есть у нас и такое понятие, как «предприниматель». Правда, у нас оно обозначает простого мелкого торговца. Причём в 90% случаев — это банальный лавочник, без какого либо намека на товарное производство или движение капитала. А действительно предприниматели – это владельцы фирм и предприятий.

Мы хоть и нищая страна, но у нас немало как бы представителей «среднего класса». Ибо те, кто зарабатывает 500 долларов в месяц, искренне верят в то, что они – средний класс. Не средняя зарплата, а «класс». Так ведь солиднее! Как в Европе. Правда в Европе «средний класс» – это собственники малого и среднего бизнеса с миллионными оборотами. А зарплата 1500 евро – показатель бедности. Но у нас как бы свой путь и свои критерии.

Сам Глава государства прямо с экранов телевизоров провозглашает рост пенсий и зарплат. Все сразу соображают, что завтра ценники в магазинах обновятся. Но тут он с неподдельным грозным видом утверждает, что ценам приказано стоять, а всех бездельников-министров обещает снять и посадить. Тут все прекрасно понимают, что это значит очередной рост цен и инфляцию, а придурки в свите правителя по-прежнему будут тупо кивать, потупив долу взоры, и старательно сучить авторучками по бумажкам, не поднимая головы.

Вот и с коронавирусом у нас то же раздвоение личности. Пандемии как бы нет, но сидите дома, не перегружайте больницы, соблюдайте чрезвычайные меры гигиены. Стоматологии закрыты. Продавцы в масках и перчатках. Расстояние в очереди на кассу 1,5 метра. Но БРСМ отважно ходит толпами без средств защиты в пуле Президента и у работников трудовых коллективов на встречах с Главой государства ни одной маски. «Вирус ударил нас по голове», но мы оказались самыми умными в мире и не стали предпринимать против него ничего. Может быть ему это понравится и он нас пожалеет? Ну, поперемрут старики и больные. Мы же не об этом сейчас должны думать, а о том как сберечь кассу. Впереди «выборы».

По каналам белорусского телевидения журналисты взахлеб комментируют выдающегося самородка, который вот недавно закончил свой многолетний труд – из разных элементов «жигулей» и другого хлама собрал как бы трактор. Вынудила жизнь. На настоящий ведь денег нет. И в его планах, ещё через несколько лет, собрать что-нибудь еще полезное для хозяйства. Это как же теперь наш крестьянин поднимет производительность своего труда! (правда такой «овцебык» потребует серьёзного сервиса для поддержания работоспособности). И сколько же теперь он сможет заработать?! И ведь репортажи на полном серьезе! Журналисты просто в восторге!

Мама родная! И это в 2020 году! Когда фермеры обрабатывают огромные поля современной компьютеризированной техникой с GPS поддержкой, а в магазин ездят на «Теслах».

Не страна, а сплошная шизофрения!

Но все всё понимают. И если на это не сильно обращать внимание, не заморачиваться, не вникать в эти мелочи, то в общем-то все нормально. Мы же «понимаем». Ну да, такой вот мы народ. И в целом нас устраивает такая комната смеха. А вы бывали когда-нибудь в комнате смеха?

Вы бывали когда-нибудь в комнате смеха?
Вот где потеха, вот где потеха.
Там маленькие кажутся большими,
Там толстенькие кажутся худыми,
Там головы у всех как у гигантов,
А руки как лучших музыкантов.
Там зеркала изогнуты как блюдца,
И все смеются, и все смеются.

Вот и мы так слегка грустим, держим фигу в кармане и смеемся. Ведь главное не в точности терминологии, а в нашем представлении. А в нем мы очень даже умные, талантливые, деловые, трудолюбивые, законопослушные, добрые, памяркоўныя, толерантные, гостеприимные  европейцы. Некоторые из этих качеств действительно очень характерны для нации в целом.

Да, и толерантные. Только очень злые. И мы, увы, не европейцы, а сателлиты азиатской России. И от нее мы не оторвемся, до тех пор, пока не перегрызем нашу ментальную пуповину.

В своей жизни мне неоднократно приходилось предлагать некоторые новации и проекты представителям власти, моим боссам, партийным деятелям. И всегда мне задавали один и тот же вопрос: «А где такое уже есть?». Когда я сообщал, что аналоги мне неизвестны, приговор был неизменным – категорический отказ. Мотивировалось это так, что если бы это уже было, мы могли бы посмотреть, оценить, изучить опыт и только тогда принять решение.

Поэтому невостребованные на Родине белорусы, уехавшие в Калифорнию, пользуются спросом и достигают огромных успехов. Ведь там ценят СВОБОДУ, новации, оригинальность мышления, творческий, а не подневольный труд. И не удивительно, что ВВП Калифорнии в 2 раза превосходит ВВП нашей соседней «супердержавы».

Вот и в наше полемике о здании мы с собеседником пофантазировали, какое будущее могло бы быть у Ратуши. Ренессанс. Но даже здесь мне было предложено сравнение: «…. как во Львове…». Эта фраза и толкнула меня изложить свою точку зрения на нас – современных белорусов, а не исторических героических литвинов.

Так какая терминология необходима нам? Тем, кто любит свою страну и переживает за нее вместе с ней. Кто по тем или иным причинам не готов её покинуть и податься туда, где люди нужны государству, а государство – людям. Когда же мы начнём друг друга правильно понимать?

Вроде не бездельники. И могли бы жить.

Им бы Понедельника взять, и отменить!

Вот такая вот терминология (чтобы понятно было всем).

Читайте также на нашем сайте Возле здание УП «Витебскгаз» уничтожили деревья. Теперь там туи, пеньки и пустыня.

Мнение редакции «Витебского курьера news», конечно же, может совпадать, а может и не совпадать с мнениями наших читателей.

Подписывайтесь на нас в: Яндекс. Дзен, Google Новости, Telegram-канал, «секретный» Telegram-чат!