Старший прокурор Генпрокуратуры уволился 2 сентября. «Я причины своего ухода не скрывал»


Старший прокурор международно-правового управления Виталий Вольский со 2 сентября не работает в Генпрокуратуре. После президентских выборов, проработав несколько дней, он ушел в отпуск, а теперь и уволился.

«Мое представление о том, как должна работать прокуратура, основанное на моем жизненном опыте, на опыте работы, образовании, в какой-то момент начало диссонировать с тем, что происходит в реальности — и в этот момент ты просто понимаешь, что в этой организации как прокурор работать уже не можешь, и тогда принимаешь решение об уходе», — сказал Вольский tut.by
Виталий Вольский проработал в прокуратуре 13 лет, начинал работать в Борисовском районе, потом в Минской области. Ушел с должности старшего прокурора международно-правового управления Генпрокуратуры. Пост о том, что он увольняется, появился на его странице в Facebook.
«Я широкой популярности не искал, но и причины своего ухода от друзей и знакомых, которые спрашивали, не скрывал», — объясняет он.
— Из-за чего вы ушли? Какая была основная причина?

— Основной причины нет — это у всех так, кто уходит с работы. Это, скорее, совокупность разных причин. Ты просто в какой-то момент понимаешь, что больше не можешь работать в этой организации. Но одной причины наподобие «побили людей» или «не зарегистрировали кандидата», или что-то еще — такого нет. Ты живешь в стране, по улицам ходишь, смотришь, что происходит — и в какой-то момент для себя делаешь выбор.

— Но что было толчком?

— События, которые произошли в стране за последние несколько месяцев.

— На работе на уход нормально отреагировали?

— Да. Меня спокойно отпустили: решил уволиться — пожалуйста, увольняйся.

— Сейчас вы не жалеете? 13 лет проработали, эту сферу хорошо знаете, а сейчас вам нужно или в другую область уходить, или еще что-то…

— Даже если и оставаться в юриспруденции, учитывая, что основное внимание в работе уделялось уголовному праву, мне теперь надо будет менять либо сферу деятельности, либо кардинально профессию.

— Нет сожаления?

— Нет, я очень четко понимал, что мне нужно делать в этой ситуации, и сделал то, что должен был сделать.

— А как ваша семья и друзья отреагировали на ваше решение?

— Нормально, я не слышал пока никакого негатива по этому поводу, большинство понимают, что я все правильно сделал. И хорошо, что люди не остаются в стороне, нет безразличия к тому, что происходит.

— Вы разочаровались в своей работе?

— В своей работе — нет. Как орган прокуратура имеет право на существование, даже ее существование необходимо. Причина ухода из прокуратуры — это не столько и не только несогласие с действиями властей: когда ты не согласен с действиями властей, это не выражается лишь в уходе из места, где ты работаешь.

Мое представление о том, как должна работать прокуратура, основанное на моем жизненном опыте, на опыте работы, образовании, в какой-то момент начало диссонировать с тем, что происходит в реальности. И в этот момент ты просто понимаешь, что в этой организации ты как прокурор [человек, который должен надзирать над законностью] работать уже не можешь и тогда ты принимаешь решение об уходе.

Караев заявил, что уволившиеся милиционеры сделали это за деньги

Подписывайтесь на нас в: Яндекс. Дзен, Google Новости, Telegram-канал, «секретный» Telegram-чат!